ad_informandum

Category:

Первый съезд без Ильича

25 апреля 1923 года в Москве завершилась работа XII съезда РКП(б), заседания которого проходили с 17 апреля в Большом Кремлевском дворце. Это был первый съезд, в работе которого (по болезни) не принимал участия Ленин, и последний, состоявшийся при его жизни.  

Участники XII съезда РКП (б)
Участники XII съезда РКП (б)

В мае 1922 года Ленин перенес первый инсульт, который вывел его из строя на несколько месяцев. Осенью он вернулся к работе и произнес несколько речей. Но было совершенно очевидно, что его физические силы подорваны. В декабре 1922 года болезнь у Владимира Ильича обострилась.  

23 декабря, после второго инсульта, у Владимира Ильича произошел паралич правых руки и ноги, и он больше не мог сам писать. Ильич это тяжело переживал и попросил врачей разрешить ему диктовать стенографистке важное для него письмо к съезду партии. Врачи разрешили, и на следующий день Ленин продолжил диктовку.  

10 марта 1923 г. последовал третий инсульт, в результате которого Ленин лишился речи; и хотя он прожил еще десять месяцев, но уже больше не работал. В результате отхода от дел лидера и основателя партия на момент проведения XII съезда оказалась на пороге серьезного политического кризиса.  

«Болезнь Владимира Ильича трудна, но отнюдь не безнадёжна; борьба с нею длительна; корни её в том громадном переутомлении, в том неслыханном расходе нервной энергии, которую Владимир Ильич, без всякого сожаления, на протяжении годов и десятилетий расточал на службу рабочему классу и угнетённому человечеству», 

- заявил, немного лукавя, открывший первое заседание председательствующий Лев Каменев.  

Он так же напомнил делегатам, что в текущем 1923 году партия отмечает своё 25-летие, а Ленин мог бы отметить 30-летие своего участия в революционном движении. Председательствующий признал истинность мнения «врагов», что большевики за эти 25 лет «стали другими», прошли путь от малочисленной подпольной партии до правящей, несмотря на поражения (в частности, в 1905 году). 

В заключение своей речи Каменев объявил партию «крепостью», осаждённой со всех сторон «врагами», призвал её к «железному единству» и объявил съезд открытым.  

«Капитальным вопросом был, кто будет делать на съезде политический отчет ЦК - самый важный политический документ года. Его делал всегда Ленин. Тот, кто его сделает, будет рассматриваться партией как наследник Ленина. На Политбюро Сталин (на тот момент Сталин был Генеральным секретарем ЦК - С.И.) предложил его прочесть Троцкому. Это было в манере Сталина. Он вел энергичную подспудную работу расстановки своих людей, но это даст ему большинство на съезде только года через два. Пока надо выиграть время и усыпить внимание Троцкого. Троцкий с удивительной наивностью отказывается: он не хочет, чтобы партия думала, что он узурпирует место больного Ленина. Он, в свою очередь, предлагает, чтобы отчет читал Генеральный секретарь Сталин. Представляю себе душевное состояние Зиновьева в этот момент. Но Сталин отказывается, он прекрасно учитывает, что партия этого не поймет и не примет - Сталина вождем партии никто не считает. В конце концов, не без добрых услуг Каменева, читать политический доклад поручено Зиновьеву - он председатель Коминтерна и, если нужно кому-либо временно заменить Ленина по случаю его болезни, то удобнее всего ему», 

- так описывал главную интригу съезда сотрудник аппарата ЦК ВКП(б), помощник («личный секретарь») Сталина Борис Бажанов. (Воспоминания Бориса Бажанова цитируются по кн. Михаила Вострышева «Москва сталинская»).  

Доклад Григория Зиновьева сильно затянулся, заняв практически целиком целое заседание, был щедро пересыпан цифрами и многочисленными ссылками на Ленина. Значительное место в своём отчёте Зиновьев, как председатель Коминтерна, уделил международному положению.

Л. Каменев и Л. Троцкий с делегатами съезда
Л. Каменев и Л. Троцкий с делегатами съезда

Зиновьев отметил, что открытие съезда пришлось отложить на месяц из-за болезни Ленина, выразил сожаление, что он сам не смог выступить с политическим отчётом ЦК. Докладчик выразил убеждение, что новых «отступлений в связи с НЭПом» более не будет, привёл мнение меньшевистского издания «Заря» (Берлин), утверждавшего, что в 1917 году было невозможно представить, что большевики смогут продержаться у власти 5 лет.

Подводя итоги работы партии за два года НЭПа, съезд одобрил политическую и организационную линию ЦК, его внутреннюю и международную политику. Был дан отпор Карлу Радеку и Леониду Красину, скептически отнёсшимся к возможности исключительно собственными силами справиться с восстановлением и строительством хозяйства страны и предлагавшим пойти на определённые уступки иностранцам. При рассмотрении вопроса о промышленности были отмечены бесспорные успехи её роста, значительное улучшение положения рабочих. Кроме того, съезд «признал необходимым несколько сдержать чрезмерное усердие в деле антирелигиозной пропаганды отдельных парторганизаций», а также призвал усилить работу РКП(б) среди молодёжи и женщин.  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded