ad_informandum

Categories:

Стрелок по «вечно живому» вождю

19 марта 1934 года, через 10 лет после того, как забальзамированное тело вождя мирового пролетариата было помещено в Мавзолей, на него было совершено первое покушение.  

Чтобы расправиться с мёртвым вождем, утром этого дня 46-летний Митрофан Никитин приехал в столицу из подмосковного совхоза «Прогресс». Сразу с вокзала он отправился на Красную площадь, зашел в Мавзолей. Дойдя до тела Ленина, выхватил револьвер системы «Нагана» и успел произвести два выстрела, ни один из которых не достиг цели. При попытке его задержания Никитин застрелился.  

Вот как описывал события один из руководящих сотрудников ОГПУ Карл Паукер в докладной записке заведующему Особым сектором ЦК ВКП(б) Александру Поскрёбышеву: 

«Во время прохождения публики в Мавзолей неизвестный гражданин, оказавшийся впоследствии Никитиным Митрофаном Михайловичем, пытался выстрелить в тело В. И. Ленина. Замеченный часовыми и проходившей публикой, неизвестный мгновенно выстрелил в себя. Смерть наступила моментально».  

В кармане погибшего было обнаружена предсмертная записка следующего содержания: 

«На Шипке все спокойно». Так многие наши коммунисты мыслят, говорят, обманывают. Насколько люди изоврались во лжи. Кругом нищета, голод, рабство, зверство, пришибленность какая-то. Люди боятся друг друга, боятся слова лишнего сказать, зная, что за плечами ГПУ, пытка, смерть. Люди от истощения, от голода падают и мрут как мухи. Кругом свирепствуют тиф и другие эпидемические болезни, которые все распространяются. Да, действительно, наш «российский социализм» очень и очень много принесет бедствия народу. Еще много миллионов погибнет от коммунизма, от этой химеры, абсурда. Я, Никитин Митрофан Михайлович, с радостью умираю за народ. Я с 13 лет работаю, моя совесть чиста, за правду на все пытки готов пойти. Я долго все обдумывал, мучился, переживал. Я, умирая, протестую от миллионов трудящихся, довольно рабства, террора… Опомнитесь, что вы делаете? Куда страну завели? Ведь всё катится по наклонной плоскости в бездну».
«На Шипке все спокойно»
«На Шипке все спокойно»

Как выяснилось в ходе расследования, Митрофан Никитин родился в 1888 году в крестьянской семье Брянского уезда. Несмотря на стесненное материальное положение, благодаря родителям он смог получить образование и после революции работал в разных концах страны, преимущественно в сельской местности, на невысоких руководящих должностях. На то, что это был человек разносторонне развитый, отчасти указывает странная для современного читателя фраза, с которой начинается его предсмертная записка: «На Шипке всё спокойно». Дело в том, что эта строка имеет очень любопытную предысторию, которая в свете трагической биографии самого Никитина приобретает особый смысл.  

Сначала – об истории появления самой фразы. 

«На Шипке все спокойно» - название трех объединенных одним сюжетом картин Василия Верещагина (1842 - 1904), изображающих гибель русского солдата на Шипкинском горном перевале в Болгарии во время русско-турецкой войны 1877 -1878 годов. В своем триптихе Верещагин последовательно изображает гибель одного из русских солдат. На первой картине изображен по колени занесенный метелью часовой, забытый своим воинским начальством. На второй - он, верный воинскому долгу, стоит, хотя и засыпан снегом по самую грудь. На третьей - только огромный сугроб на месте солдата, единственная память о котором - угол шинели, пока еще не занесенный снегом.  

Название для своей картины художник взял из официальных донесений русского пехотного генерала (1877) Федора Радецкого (1820―1890), который командовал Южным отрядом, охранявшим перевалы через Балканы, в том числе и перевал Шипка. В столицу генерал регулярно доносил о том, что «на Шипке всё спокойно», хотя в это время русские солдаты, измученные и плохо экипированные, замерзали в снегу, находясь под постоянным обстрелом турок.  

Возможно, Митрофан Никитин в 30-ые годы чувствовал себя таким же всеми забытым «стражем» тех идеалов, ради воплощения которых и свершалась Октябрьская революция.  

Изначально, как и большинство представителей обездоленных при царском режиме слоев населения, Никитин горячо поддерживал советскую власть. Однако постепенно он начал понимать, что в стране творится что-то неладное. Так, во время работы в Воронежской губернии, Никитин столкнулся с серьёзным неравенством между уровнем достатка рядового труженика деревни и начальства, что шло вразрез с политикой руководства страны, провозглашавшей всеобщее равенство и справедливость. В начале 1930-х годов Никитин работал на Украине, где стал свидетелем изъятия у крестьян хлеба, раскулачивания, коллективизации и последовавшего за этим голода. Никитин обвинял во всём происходящем в стране Владимира Ленина.  

Последней каплей, переполнившей чашу его терпения, стал конфликт с руководством подмосковного совхоза «Прогресс», где Никитин работал с 4 сентября 1933 года. Митрофан Никитин написал докладную записку на имя секретаря парторганизации Кулькова, в которой сообщалось о плохой организации работы, воровстве, массовом пьянстве в совхозе. После того, как все его записки были проигнорированы, Никитин решил взяться за револьвер, уповая на то, что «партократы», не услышавшие слова, возможно, расслышат выстрел…  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded