ad_informandum

Categories:

Участившиеся отказы вытесняют заёмщиков «в тень»

Такими, как отметила, выступая на площадке НСН, руководитель проекта ОНФ «За права заёмщиков» Евгения Лазарева, могут быть негативные последствия наблюдаемого в настоящее время резкого увеличения количества отказов по заявкам граждан на получение кредитов.  

Как свидетельствуют подсчеты Объединенного кредитного бюро и Национального бюро кредитных историй, доля одобренных заявок на кредиты в России заметно снизилась: отказы получили более 60% потенциальных заемщиков. По мнению экспертов, эта тенденция объясняется мерами, принятыми Центробанком в целях снижения закредитованности населения. Как подчеркнула Евгения Лазарева, эта, с одной стороны, «хорошая история», с другой – может иметь негативные последствия:  

«Когда банки отказывают гражданам в выдаче кредитов, возникает другая проблема: вот этот вал заявок может перейти в нелегальный сектор. На сегодняшний день нет адекватных методов борьбы с нелегальным рынком выдачи займов. Уже сейчас большинство жалоб, с которыми граждане приходят к нам, связаны с тем, что у них отнимают единственное жилье, потому что они взяли кредит у нелегального участника рынка, и человек там никак не защищен. Поэтому введение Центральным банком предельной долговой нагрузки (ред. – чем и объясняется резко увеличившееся количество отказов) – это, с одной стороны, хорошая история, потому что она способствует развитию механизма ответственного кредитования, защищая граждан от необдуманных поступков; с другой – наряду с этим должен быть принят целый комплекс мер, который поможет нашим гражданам выжить. Ведь кредиты берутся, в основном, не от хорошей жизни. Прежде всего, нужно улучшать благосостояние граждан. Кроме того, необходимо проводить работу, направленную на то, чтобы люди не ушли к нелегальным кредиторам и не стали жертвами финансового мошенничества с их стороны. Эту работу нужно проводить очень оперативно вместе с правоохранителями. А у нас сейчас такая ситуация: регулятор (ред.- ЦБ РФ) говорит, что это не их сфера деятельности; правоохранители зачастую не находят состава преступления, потому что «сам подписал, сам виноват». Такого, конечно же, быть не должно, потому что мы отмечаем значительный рост преступлений в этой сфере. Нелегальный рынок кредитования растет сейчас почему-то даже более высокими темпами, чем регулируемый рынок».  

Председатель комитета Совета Федерации по экономической политике Сергей Калашников, принявший участие в обсуждении, объясняет рост нелегального кредитования тем, что «официальная банковская система не обращена лицом к потребителю»:  

«Вследствие этого, люди, заведомо зная о кабальных условиях в микрофинансовых организациях и прочих, лежащих вне регуляции финансовых институтах, всё равно идут к ним, потому что преодолеть препоны в банках большая проблема. У нас банки работают на себя и только на себя, и тем самым и финансовую систему заставляют работать только на прибыль банков. На удовлетворение потребностей людей и удовлетворение потребностей экономики банковская система не работает, и, с моей точки зрения, это главный упрек в сторону Центробанка. (…) Если есть огромный массив невозвращаемых кредитов (ред. – а именно борьбой с чрезмерным ростом ничем не обеспеченных потребительских кредитов объясняется увеличение числа отказов в их выдаче), то с чего тогда все наши банки, начиная с 2014 года, «жиреют и жиреют»?! Экономика «падает», а доходы банков каждый год растут и растут. Возникает вопрос, а за счет чего это происходит? Наверное, это следствие того, что не «плохие» кредиты их тянут вниз, а они настолько жестко обращаются с кредитованием, что позволяет им «жиреть»».  

По мнению директора Банковского института ВШЭ Василия Солодкова, все возникающие проблемы можно объяснить особенностями «развития» нашей экономики:  

«Во всем мире потребкредитование рассматривается как фактор, способствующий развитию экономики. Вы взяли кредит, значит, вам его надо погашать, и вы ищете способы приработки. В нормальной экономике есть люди, которые, видя, что есть спрос на работу, начинают инвестировать, и экономика начинает расти. Так происходит во всем мире, кроме нашей страны. У нас идет рост закредитованности, который абсолютно не страшен (она меньше, чем в США), но проблема в другом: у нас отсутствуют инвестиции в создание дополнительных рабочих мест. И поэтому рост закредитованности приводит к тому, что люди оказываются не в состоянии погашать ранее взятые кредиты. Поэтому Центробанк принимает меры, ограничивающие кредитование».  

По его словам, следствием этих ограничений уже стали «сокращение чеков в магазинах; треть пустующих площадей в гипермаркетах, потому что нет арендаторов, они «прогорели»; мы имеем снижающиеся 5-ый год реальные доходы населения».  

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened