ad_informandum

Categories:

«Стушеваться»: слово, введенное в литературу Достоевским

Словари толкуют слово «стушеваться» как: стать неясным, незаметно исчезнуть или смутиться. Достоевский сам заявил об авторстве этого слова и объяснил его значения в «Дневнике писателя». «Отечественные записки» с повестью Достоевского «Двойник» вышли в свет 1 февраля 1846 г. Слово «стушеваться» появляется в главе IV: «...ему (Голядкину.— ред.) пришло было на мысль, как-нибудь, этак под рукой, бочком, втихомолку улизнуть от греха, этак взять да и стушеваться...» (Отеч. зап. 1846. № 2. Отд. 1. С. 295).  

«Слово «стушеваться» значит исчезнуть, уничтожиться, сойти, так сказать, на нет. Но уничтожиться не вдруг, не провалившись сквозь землю, с громом и треском, а, так сказать, деликатно, плавно, неприметно погрузившись в ничтожество. Похоже на то, как сбывает тень на затушеванной тушью полосе в рисунке, с черного постепенно на более светлое и наконец совсем на белое, на нет (…) Стушеваться именно означало тут удалиться, исчезнуть, и выражение взято было именно с стушевывания, то есть с уничтожения, с перехода с темного на нет...» («Дневник писателя», ноябрь 1877 г.)  
«В литературе нашей есть одно слово: «стушеваться», всеми употребляемое, хоть и не вчера родившееся, но и довольно недавнее, не более трех десятков лет существующее; при Пушкине оно совсем не было известно и не употреблялось никем. Теперь же его можно найти не только у литераторов, у беллетристов, во всех смыслах, с самого шутливого и до серьезнейшего, но можно найти и в научных трактатах, в диссертациях, в философских книгах; мало того, можно найти в деловых департаментских бумагах, в рапортах, в отчетах, в приказах даже: всем оно известно, все его понимают, все употребляют». («Дневник писателя», ноябрь 1877 г.)  

Достоевский тут не совсем прав, если иметь в виду не только язык литературы, но и живую разговорную речь. Слово «стушеваться» не Пушкиным, но при Пушкине употреблялось в том самом значении, о котором дальше говорит Достоевский. (См. об этом: Рейсер С. А. Стушеваться // Современная русская лексикография. 1977. Л., 1979. С. 147—150).

Изначально слово возникло среди одноклассников Достоевского в Главном инженерном училище, но несколько в другом значении.

«Оно само как-то выдумалось и само ввелось. Во всех шести классах Училища мы должны были чертить разные планы, фортификационные, строительные, военно-архитектурные. Умение хорошо начертить план самому, своими руками, требовалось строго от каждого из нас, так что и не имевшие охоты к рисованию поневоле должны были стараться во что бы то ни стало достигнуть известного в этом искусства.
Все планы чертились и оттушевывались тушью, и все старались добиться, между прочим, уменья хорошо стушевывать данную плоскость, с темного на светлое, на белое, и на нет; хорошая стушевка придавала рисунку шеголеватость.
И вдруг у нас в классе заговорили: «Где такой-то? — Э, куда-то стушевался!» — Или, например, разговаривают двое товарищей, одному надо заниматься: «Ну,— говорит один садящийся за книги другому,— ты теперь стушуйся». Или говорит, например, верхнеклассник новопоступившему из низшего класса: «Я вас давеча звал, куда вы изволили стушеваться?» Стушеваться именно означало тут удалиться, исчезнуть, и выражение взято было именно с стушевывания, то есть с уничтожения, с перехода с темного на нет. Очень помню, что словцо это употреблялось лишь в нашем классе, вряд ли было усвоено другими классами, и когда наш класс оставил Училище, то, кажется, с ним оно и исчезло. Года через три я припомнил его и вставил в повесть».

Между появлением слова в языке и его попаданием в тот или иной словарь всегда есть временной разрыв, который иной раз оказывается довольно большим. Так, слово «стушеваться» попало только в 3-е издание словаря В. Даля под редакцией И. А. Бодуэна де Куртенэ (1909).

Кроме того, Достоевский ввёл в обращение слова «лимонничать» и «апельсинничать» — в значении «проявлять чрезвычайную деликатность чувств».

«Да на что и нашему-то брату знать по-французски, на что? С барышнями в мазурке лимонничать, с чужими женами апельсинничать? разврат - больше ничего! А по-моему, графин водки выпил - вот и заговорил на всех языках». (Ф. М. Достоевский «Село Степанчиково и его обитатели»)

Использовано:

В.Е. Ветловская. Комментарии: Ф.М. Достоевский. Дневник писателя. 1877. Ноябрь. Глава первая. История глагола «стушеваться».  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded