Category:

Мятеж или конец многопартийности

6 июля 1918 года в Москве произошло одно из самых загадочных событий Гражданской войны - вооруженное восстание левых эсеров, к однозначной оценке которого историки не пришли по сей день.  

Восстание эсеров
Восстание эсеров

Теракт в Денежном переулке

Для начала левые эсеры, не согласные с Брестским миром, решили убить немецкого посла графа Вильгельма фон Мирбаха, чтобы спровоцировать войну с Германией.  

6 июля два члена партии, сотрудники ВЧК Яков Блюмкин и Николай Андреев, предъявив мандат, прошли в германское посольство, которое находилось в особняке Берга в Денежном переулке (дом №5). Поводом для визита стала судьба дальнего родственника посла, графа Роберта Мирбаха, который незадолго до этого был арестован ВЧК. В кабинет Мирбаха они вошли примерно в 14-15, в 14-40 Блюмкин несколько раз выстрелил в дипломата, а Андреев, убегая, кинул в гостиную две гранаты. Посол погиб на месте. Оба преступника успели скрыться через окно и уехать на поджидавшем их автомобиле.  

Особняк, где был убит Мирбах
Особняк, где был убит Мирбах

Террористы совершили множество ошибок: на месте происшествия они забыли портфель с удостоверениями на имя Блюмкина и Андреева, кроме того, остались в живых свидетели убийства Рицлер и Мюллер.  

Прибыв на место преступления, председатель ВЧК Феликс Дзержинский быстро разобрался, что произошло, и сразу отправился в гнездо мятежа – в штаб командира Боевого отряда ВЧК Дмитрия Попова, который находился в Трехсвятительском переулке. Там он был арестован, а бойцы отряда Попова продолжили аресты членов большевистской партии по всей Москве. Кроме того, «поповцами» были заняты типография в Ваганьковском (Малом Трехгорном) переулке, почтамт и телеграф.  

В тот же день, 6 июля, произошли реальные вооруженные выступления в Ярославле, Рыбинске и Муроме, организованные руководителем Боевой организации партии эсеров Борисом Савинковым.  

Со съезда – на гауптвахту

Противоречия внутри правительственной коалиции большевиков и левых эсеров обострились еще в марте 1918 года, после подписания Брестского мирного договора. В знак протеста против его условий, позорных для России, левые эсеры вышли из Совнаркома, а 5 июля на V Съезде Советов левые эсеры активно выступили против большевистской политики, осуждая Брестский мир, продразвёрстку и комбеды. Однако, хотя эсеры вышли из состава Совнаркома, они продолжали работать в ВЧК, оставались в коллегиях наркоматов, военном ведомстве, разных комитетах, комиссиях, советах. Вместе с большевиками левые эсеры расправлялись с правыми и центристскими партиями, пока очередь не дошла и до них…  

6 июля во время совещания заместитель председателя ВЧК Яков Петерс по телефону от Ленина получил распоряжение идти в Большой театр, где проходило заседание Съезда Советов и арестовать фракцию левых эсеров. Со сцены было объявлено, что собирается фракция большевиков и чтобы все большевики покинули театр. Чекисты установили на выходе проверку документов и сначала выпускали большевиков, затем других делегатов съезда, а оставшиеся в театре левые эсеры были арестованы и отправлены на гауптвахту в Кремль.  

В час ночи 7 июля на места ушла телеграмма Ленина: 

«Повсюду необходимо подавить беспощадно этих жалких и истеричных авантюристов. Будьте беспощадны против левых эсеров и извещайте чаще». 

К утру следующего дня с мятежом было покончено.  

Мятеж или устранение политических конкурентов?

Казалось бы, участников мятежа должна была ждать неминуемая казнь, однако расправились с ними не по-большевистски мягко. Ряд историков объясняет эту странность тем, что никакого по-настоящему угрожающего советской власти мятежа не было вообще, а имела место хорошо спланированная самими большевиками провокация, задача которой заключалась в устранении последней партии-конкурента.  

После окончания расследования дело о мятеже левых эсеров было рассмотрено в Верховном ревтрибунале при ВЦИК 27 ноября 1918 года на открытом судебном заседании. Трибунал приговорил Якова Блюмкина и Николая Андреева к тюремному заключению с применением принудительных работ на 3 года (их судили заочно). Андреев бежал от наказания на Украину. Позже его видели в Гуляй Поле у Махно. Анархические порядки ему не понравились, и Андреев ушел. Умер Николай Андреев в 1919 году от сыпного тифа.

После провала мятежа Блюмкин, сломавший ногу во время бегства из посольства Германии, под фамилией Белов скрывался в больницах Москвы, Рыбинска и Кимр, затем под именем Григория Вишневского работал в Кимринском комиссариате земледелия. Потом перебрался на Украину, а в апреле 1919 года явился с повинной в киевскую ВЧК. Там Особая следственная комиссия по согласованию с Президиумом ВЦИК и с одобрения председателя ВЧК Феликса Дзержинского приняла решение об амнистии Блюмкина, заменив смертную казнь на «искупление вины в боях по защите революции».  

Начальника Боевого отряда ВЧК Дмитрия Попова расстреляли в 1921 году, но, опять-таки, не за 6 июля, а за то, что побывал помощником Махно.

Наконец, и с руководством партии левых эсеров тоже обошлись очень мягко. Уже 10 июля почти всех выпустили в честь принятия на съезде первой советской конституции. Одну из лидеров партии эсеров - Марию Спиридонову, которая на V Съезде Советов назвала большевиков «предателями революции», - Верховный ревтрибунал при ВЦИК приговорил к году тюрьмы, но, приняв во внимание «особые заслуги перед революцией», амнистировал и освободил её. И это несмотря на то, что, как утверждал сам Яков Блюмкин, приказ убить Мирбаха он получил 4 июля именно от нее.  

Борис Савинков, руководивший вооруженными выступлениями в Ярославле, Рыбинске и Муроме, летом 1918 скрылся в занятую восставшими военнопленными чехами Казань, потом - в Уфу, где некоторое время рассматривался в качестве кандидата на пост министра иностранных дел в составе Совета министров Временного Всероссийского правительства («Уфимской Директории»). Из Уфы Савинков перебрался во Францию. В начале августа 1924 года Савинков нелегально приехал в СССР, куда был завлечён в результате разработанной ОГПУ операции «Синдикат-2», и был арестован. 7 мая 1925 года в здании ВЧК на Лубянке Савинков покончил жизнь самоубийством. Воспользовавшись отсутствием оконной решётки в комнате, где он находился по возвращении с прогулки, Борис Савинков выбросился из окна пятого этажа во двор.  

Сергей ИШКОВ


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded