Categories:

Грозный генерал боялся только одного - красавицы-жены, которая изменяла ему и даже била

Герой войны 1812 года генерал от инфантерии Арсений Закревский был натурой крайне противоречивой: с одной стороны, человек невероятной храбрости  - кавалер всех высших российских орденов, до ордена Св. Апостола Андрея Первозванного включительно, причем заслуженных не в канцелярских коридорах; с другой, - безграмотный деспот и хам, заслуживший у москвичей прозвище «Чурбан-Паша».

Генерал Арсений Закревский
Генерал Арсений Закревский

Окружающих удивляет, что дворянин и полный генерал, близкий ко двору, к министерству и штабам, прошедший всю Европу, не знает ни одного иностранного языка. Для того времени и тех кругов это - дикость. Да и по-русски Закревский пишет с ошибками. 

По свидетельству современников, грозный генерал, перед которым все трепетали, боялся только одного  - собственной красавицы-жены, Аграфены Толстой, которая изменяла ему даже с прислугой, била его туфлей по голове и кидалась столовыми приборами.

Аграфена Федоровна Закревская. Портрет работы Дж.Доу.Галерея А.Рахмана. Кельн. Германия.
Аграфена Федоровна Закревская. Портрет работы Дж.Доу.Галерея А.Рахмана. Кельн. Германия.

Император Александр I благоволил Закревскому и, в 1818 году, зная о недостаточности его средств, способствовал его женитьбе на богатой наследнице – графине Толстой.

В.Л. Пушкин (дядя поэта) писал П.А. Вяземскому:

«Толстая, дочь Толстой Степаниды, сговорена за генерал-адъютанта Закревского и на днях получила вензель. Батюшка её назначил будущим новобрачным сто тысяч годового дохода. Закревский по-французски не говорит, и Фёдор Андреевич утверждает, что такой зять ему был и надобен».

(Письма В.Л. Пушкина князю Вяземскому ЦГАЛИ, ф. 195, оп. 1, ед. хр. 5082, 2611).

Закревский был очень рад этому браку. Он с воодушевлением писал графу М.С. Воронцову 8 сентября 1818 года из Москвы: 

«Знаю, сколько Вы меня любите, а потому спешу сообщить Вам свою радость: Я сговорен 6 числа на графине Аграфене Федоровне Толстой, о чем Вам подробно расскажет Казначеев. Писать не имею время; спешу к невесте. Завтра рано еду в Петербург, а Государь выезжает с 11 на 12 число ночью». В следующем письме он сообщает, что свадьба была 27 сентября 1818 года. («Архив князя Воронцова.» Кн 37. М. 1891 г. стр 334).

Биограф Закревского А.В. Фигнер писал: 

«Брак этот имел романтическую подкладку… Невеста любила другого и решила выйти за Арсения Андреевича условно, исполняя волю императора. Первые годы их супружества походили на отношения короля прусского Фридриха Великого к королеве – супруге. Впоследствии отношения эти изменились к лучшему».

Графиня Аграфена Толстая, признанная светская красавица, дочь известного мецената и библиофила графа Федора Андреевича Толстого и Степаниды Алексеевны Дурасовой, внучка богатейшего золотопромышленника. Закревский был старше ее на 16 лет, она не испытывала к нему никаких чувств, но вынуждена была покориться воле родителей и императора. Она принесла мужу приданное: обширные имения в Московской, Пензенской и Нижегородской губерниях. Все мемуаристы отличали ее красоту, доброту и желание помочь ближним в сочетании с ветреным характером, презрением к светским условностям и свободным отношением к брачным обязательствам.

В свете поговаривали, будто бы госпожа Закревская имеет гораздо более близкие отношения с подчиненными и знакомыми своего мужа, чем предписывал ей статус замужней дамы. Родственник Аграфены Федоровны, Ф. П. Толстой писал: 

«..Хорошо, что Аграфена Федоровна была такой нравственности, что с первых же дней после свадьбы умела найти себе утешение - у ее мужа были атютанты. Как Аграфена Федоровна любила своего мужа и дорожила его честию и своей, известно очень хорошо всем в городе. Расчетливый же муж молодой богатой жены, любивший гораздо более женины деньги, нежели ее самое и супружескую честь, не убивался ее развратом, которого она не заботилась и скрывать».

Среди ее фаворитов был даже принц Леопольд Саксен-Кобург. 

Вскоре после рождения дочери Аграфена Федоровна завела роман с А.С. Пушкиным, который в сентябре 1828 года писал Вяземскому : 

«...Я пустился в свет, потому что бесприютен. Если бы не твоя медная Венера (Закревская), то я бы с тоски умер, но она утешительно смешна и мила. Я ей пишу стихи, а она произвела меня в свои сводники».

Аграфеной Закревской восхищался не только Александр Пушкин. В числе поклонников светской красавицы были многие известные люди того времени. Сильные романтические чувства испытывал к ней поэт Евгений Баратынский. Он посвятил госпоже Закревской стихотворения «Мне с упоением заметным», «Фея», «Нет, обманула вас молва», «Оправдание», «Мы пьём в любви отраву сладкую», «Я безрассуден, и не диво…», «Как много ты в немного дней». Помимо этого, считается, что прототипом Нины – главной героини поэмы «Бал» послужила именно Аграфена Закревская

Герой без страха и упрека

Арсений Закревский родился в селе Берниково Зубцовского уезда Тверской губернии 13 (24) сентября 1783 года в семье мелкопоместного дворянина, поручика в отставке Андрея Ивановича Закревского. С 1795 воспитывался в Гродненском (Шкловском) кадетском корпусе, из которого в 1802 году выпущен прапорщиком в Архангелогородский мушкетерский полк (командир — генерал-майор граф Н.М. Каменский). Участвовал в войнах с Францией 1805-07 гг.; отличился в сражении при Аустерлице (ноябрь 1805 г.), во время боя спас Н.М. Каменского от плена (предложив ему свою лошадь вместо убитой). Сближение с Н.М. Каменским положило начало карьере Закревского, который и в дальнейшем постоянно пользовался покровительством известного военачальника. Произведенный в 1806-ом в поручики, он назначен полковым, а в апреле 1807-го бригадным адъютантом; участвовал в сражении с французами под Прейсиш-Эйлау и Данцигом. В 1808-ом в качестве адъютанта сопровождал Н.М. Каменского на русско-шведскую войну; отличился в ряде сражений, получил чин капитана, орден Св. Владимира 4-й степени с бантом и золотую шпагу с надписью «За храбрость».

После назначения Н.М. Каменского главнокомандующим русскими войсками в Молдавии, с марта 1810-го Арсений Закревский - начальник его канцелярии; отличился при взятии Шумлы (июнь 1810 года), штурме Рущука (июль 1810-го) и в сражении при Ватине (август 1810 года), получил контузию в ногу и руку, пожалован орденом Св. Георгия 4-й степени и чином майора.

Перед смертью (май 1811 года) Н.М. Каменский направил Закревского с личным письмом к императору Александру I; он был милостиво принят императором и в декабре 1811 г. назначен адъютантом к военному министру М.Б. Барклаю де Толли с зачислением в лейб-гвардии Преображенский полк подполковником. Весной 1812 года произведен в полковники и назначен директором Особенной канцелярии военного министра (фактическим руководителем военной разведки).

Во время Отечественной войны 1812 находился в действующей армии, отличился в сражениях под Витебском, Смоленском. На Бородинском поле адъютанты М.Б. Барклая-де-Толли Закревский и Сеславин спасли от плена своего генерала: под командующим 1-й армии взорвалось ядро, контуженный Барклай упал на землю, группа французов бросилась брать его в плен, а адъютанты сдерживали их натиск, пока не подоспели гусары.

Храбрость и исполнительность Закревского постоянно отмечалась М.Б. Барклаем де Толли, который неоднократно рекомендовал его императору.  

В декабре 1812 года Арсений Закревский назначен флигель-адъютантом при императоре Александре Павловиче. В составе Главной квартиры императора участвовал в заграничных походах русской армии 1813—14 гг., в сражениях под Лейпцигом, Бауценом, Дрезденом, Кудьмом (в сентябре 1813 года за отличие произведен в генерал-майоры и пожалован в генерал-адъютанты); отличился в сражениях во Франции: под Бриенном, Фер-Шампенуазом и при взятии Парижа (1814 г.).

«Чухонский граф»

В августе 1821 года Арсений Закревский был произведен в генерал-лейтенанты. Пользовался покровительством Александра I. Однако у Закревского сложились крайне натянутые отношения с В.П. Кочубеем, Е.Ф. Канкриным, А.И. Чернышёвым, Д.Н. Блудовым, И.И. Дибичем, А.Х. Бенкендорфом и особенно с А.А. Аракчеевым, которого Закревский открыто называл «вреднейшим человеком в России».

Под влиянием Аракчеева Закревский был удален из Санкт-Петербурга с назначением в августе 1823 года Финляндским генерал-губернатором и командиром Отдельного Финляндского корпуса.

После вступления на престол императора Николая I, в июне 1826 года Закревский назначен членом Верховного уголовного суда над декабристами. Однако в работе суда он не участвует, умело уклоняясь. Лишь подписывает итоговую «сентенцию» (приговор)...

Тем не менее, в декабре 1826 года Закревский назначен сенатором, членом Государственного совета.  

С апреля 1828 года Закревский – министр внутренних дел. Полиция милитаризуется, вводится воинская дисциплина, улучшается денежное содержание всех чинов; рапорты с мест, принимаемые 3-м отделением, свидетельствуют о том, что полиция стала служить ревностнее, в некоторых случаях отмечено почти полное прекращение вымогательства взяток полицейскими чинами.

Следуют поощрения: в 1829-м Закревский произведен в полные генералы (от инфантерии), в 1830-м возведен в графское достоинство – правда, не российское, а Великого княжества Финляндского. Кстати, впервые Закревский посетил эту страну в 1808 году, пройдя в армии Барклая-де-Толли по льду Ботнического залива.

Это пример политического кода-жеста тех времен, который надобно было уметь верно истолковать. Военные заслуги велики – происхождение мелковато. Назначение в судьи принял – судьей себя не проявил. Соответственно и графство даруется «региональное», с намеком. Ушлая общественность, понявшая намек, немедленно титулует Закревского «чухонским графом».

Осенью 1830 года Закревского «бросают на холеру», то есть на организацию мероприятий по борьбе с холерной эпидемией, надвигающейся в центр России с юго-востока. Здесь его военно-административные методы оказываются неэффективными. Организация принудительных карантинов вызывает у населения ужас. Оттуда спасаются кто как может. В итоге холера весной 1831 года добирается до Москвы и Санкт-Петербурга, а в октябре Закревский уходит в отставку.  

«Чурбан-паша» в ежовых рукавицах  

Пауза в государственном служении длится 17 лет. Только в мае 1848 года Закревский по протекции собственного свата, министра иностранных дел Карла Нессельроде, получает сразу два назначения: членом Государственного совета (повторно) и московским военным генерал-губернатором.  

Взойдя на новый пост, Закревский произносит историческую фразу:

«Вы тут в Москве подраспустились. Ну ничего, я вас возьму в ежовы рукавицы и на густые решета!»

Московский режим личной власти, установленный «чухонским графом» Закревским, был таков, что общественность города вскоре наградила генерала очередным прозвищем – Чурбан-паша.

По словам Б.Н. Чичерина, Закревский  

«явился в Москву настоящим типом николаевского генерала, олицетворением всей наглости грубой, невежественной и ничем не сдержанной власти. Он хотел, чтобы все перед ним трепетало, и если дворянству он оказывал некоторое уважение, то с купцами он обращался совершенно как с лакеями. Когда нужны были пожертвования, он призывал, приказывал, и все должно было беспрекословно исполняться».  
«Он нагонял такой страх на москвичей,— писал один из современников,— что никто не смел пикнуть даже и тогда, когда он ввязывался в такие обстоятельства семейной жизни, до которых ему не было никакого дела и на которые закон вовсе не давал ему никакого права».

Вместе с тем, по признанию современников, Закревский отличался гостеприимством и широтой натуры, устраивал для московского общества балы, обеды, домашние спектакли, маскарады. Каждое важное историческое событие он отмечал каким-либо празднеством. Выступал против освобождения крестьян; когда дворянство северо-западных губерний (во 2-й половине 1850-х гг.) заявило о готовности освободить крестьян, а предводитель московского дворянства предложил Закревскому созвать собрание дворянства Московской губернии и поддержать их инициативу, Закревский запретил даже упоминать о реформе, утверждая, что в Санкт-Петербурге «одумаются и все останется по-старому».  

В апреле 1859 года Закревский уволен с должности генерал-губернатора. Непосредственной причиной отставки Закревского стал скандал, разразившийся вокруг его дочери. 

Графиня Лидия Арсеньевна Закревская. Литография с портрета работы А.Калашникова.Научная библиотека МГУ. Москва.
Графиня Лидия Арсеньевна Закревская. Литография с портрета работы А.Калашникова.Научная библиотека МГУ. Москва.

В феврале 1859 года графиня Лидия Арсеньевна, не разведясь с первым мужем (графом Д. К. Нессельроде, 1816—1891), обвенчалась с чиновником особых поручений при Закревском — князем Д.В. Друцким-Соколинским (1833—1906). Закревский не только знал об этом, одобрил брак и дал письменное разрешение на него, но и заставил одного из священников под угрозой ссылки в Сибирь совершить венчание (в подмосковном селе Покровском) и представил молодоженам заграничные паспорта.

В декабре 1859 года Священный синод признал брак незаконным, и дочь с мужем были вынуждены остаться за границей.

После своей отставки Закревский уехал за границу, где жил в семье дочери. Скончался во Флоренции на 82-м году жизни; похоронен в семейном склепе в Гальчето (Италия).

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded