Categories:

Как фарфоровый петушок повлиял на создание памятника Юрию Долгорукому

7 сентября 1947 года в череде прочих мероприятий, приуроченных к празднованию 800-летия столицы, на Советской площади (ныне – Тверской) был торжественно заложен мемориальный камень весьма внушительных размеров с надписью: «Здесь будет памятник Юрию Долгорукому – основателю Москвы».

На этом мероприятии, как сообщали газеты того времени, присутствовало более 3 тыс. человек. Среди них были не только заслуженные москвичи, но и представители от всех республик и областей СССР, а также члены 53 зарубежных делегаций.  

Конкурс на лучший проект памятника основателю Москвы был объявлен ещё в 1946 году. Несмотря на то, что участие в нем принимала знаменитая Вера Мухина, победу одержал мало кому известный на тот момент художник Дмитровского фарфорового завода Сергей Орлов.

Говорят, что выиграть этот конкурс Орлову помог случай. Незадолго до этого в Манеже проходила выставка народных промыслов, которую посетил посол США Аверелл Гарриман в сопровождении министра иностранных дел Вячеслава Молотова. В то время отношения со страной-союзником по Второй мировой войне были дружескими, поэтому Молотов всячески старался послу угодить. Когда Гарриману на одном из стендов очень понравился фарфоровый петушок, Вячеслав Михайлович, недолго думая, взял и подарил ему выставочный экспонат. Как выяснилось позже, это была работа Сергея Орлова, который после выставки написал в МИД обращение с настоятельной просьбой вернуть ему петушка, которого он уже обещал подарить одному из Домов пионеров. С аналогичной просьбой расстроенный скульптор обратился и лично к товарищу Сталину. Через несколько дней Орлова вызвали на заседание Политбюро, на котором Сталин лично предложил Орлову в качестве компенсации поучаствовать в конкурсе.  

«- Да, - сказал Сталин, - товарищ Молотов совершил ошибку, и мы должны сделать ему строгое замечание и указать, чтобы впредь он игрушки, созданные для советских детей, не отдавал заокеанским богачам.
В этот момент в зал вошел председатель Союза художников Иогансон.
- А вот, кстати, и наш художник к нам пожаловал, - сказал Сталин. - Товарищ Иогансон, я слышал, что готовится памятник Юрию Долгорукому. Есть такое мнение: поручить сооружение памятника товарищу Орлову. Как вы полагаете, товарищ Иогансон, справится этот мастер с такой задачей?
- Конечно, товарищ Сталин, раз вы поручаете, то справится», 

- так воссоздается атмосфера того исторического заседания в книге Юрия Борева «Сталиниада».  

Понятно, что после такого «предложения» Сергей Орлов был «просто обречен на победу». Так как опыта у Орлова было маловато, по указанию свыше ему в помощь предоставили двух маститых скульпторов: Анатолия Антропова и Николая Штамма. Под мастерскую им выделили здание бывшей старообрядческой Никольской церкви у Тверской заставы.

Никольский храм у Тверской заставы
Никольский храм у Тверской заставы

Поскольку никто точно не знал, как выглядел князь Юрий Долгорукий, скульпторы решили создать обобщенный образ былинного русского богатыря.

По личному распоряжению Сталина в 1946 году была даже снаряжена экспедиция в Киев во главе с археологом и антропологом Михаилом Герасимовым с целью разыскать останки Юрия Долгорукого. По идее Сталина, во время юбилейных торжеств должно было состояться торжественное перезахоронение праха князя. Однако экспедиция оказалась неудачной; при изучении существующего места захоронения князя выяснилось, что оно ложное.

В бронзе памятник отливали на Скульптурно-художественной фабрике №3 в Мытищах.

Таких огромных конных статуй здесь ещё не делали. К тому же, гипсовая модель была сложной, с массой точных деталей и узоров. Не всё получалось с первого раза, поэтому бронзовую скульптуру удалось изготовить лишь в 1952 году, а установили ее на месте и открыли лишь 6 июня 1954 года.  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded