Categories:

Борода как политический фактор и экономический потенциал

В непростые времена, когда бюджет страны трещит по швам, а правительство лихорадочно ищет источники его пополнения, возможные и неожиданные источники дохода, порой, может подсказать опыт наших предшественников.

5 сентября 1698 года 26-летний Петр I, только что совершивший вояж по просвещенной Европе (так называемое «Великое посольство»), решил ввести пошлину на ношение бороды, дабы привить своим подданным моду, принятую в других странах. В этот день был подписан указ, повелевавший брить бороды и усы людям любого чина, кроме попов и дьяконов, а с тех, кто этого делать не пожелает, брать пошлину.

В Преображенском дворце Петр I лично отрезал бороды первому генералиссимусу России главнокомандующему Русской армией Алексею Семёновичу Шеину, верховному правителю государства в отсутствии царя князю Фёдору Юрьевичу Ромодановскому и ещё нескольким боярам.

Потом этим занимались его шуты. От выплаты пошлины царь освободил только двух человек – московского губернатора Тихона Стрешнева, пользовавшегося личным расположением Петра, и пребывавшего в преклонном возрасте боярина Михаила Черкасского. Тем, кто заплатил, выдавался так называемый «Бородовой знак» - специальный металлический жетон с выбитой надписью «деньги взяты» и годом выдачи.

В январе 1705 года пошлина на бороды была систематизирована по разрядам - в зависимости от сословия. Устанавливались 4 разряда пошлины: с царедворцев, городовых дворян, чиновников по 600 рублей в год (огромные по тому времени деньги); с купцов – по 100 рублей в год; с посадских людей – по 60 рублей в год; со слуг, ямщиков и всяких чинов московских жителей – по 30 рублей ежегодно. Крестьяне пошлиной не облагались, но каждый раз при въезде в город взималось по 1 копейке «с бороды».

В 1722 году была введена единая пошлина в 50 рублей. К этому времени, помимо крестьян и духовенства, бороде оставались верны только очень набожные и обеспеченные люди, а также раскольники.Этот налог просуществовал до восшествия на престол Екатерины II в 1762 году, которая сразу же отменила пошлину, но постановила придворным, чиновникам и военным иметь «босое» лицо.

У русского общества начинание царя-реформатора вызвало настоящий шок, ведь в течение многих веков россияне видели в бороде признак достоинства мужчины, знак принадлежности к православной вере, а также символ собственного церковного превосходства над «люторами» и прочими еретиками. Вообще в восточном христианстве в соответствии со Священным Писанием человек считался обесчещенным, если ему брили бороду.

Ещё в первом своде законов Древней Руси - «Русской Правде» (в редакции сыновей Ярослава Мудрого - так называемой «Правде Ярославичей») было предусмотрено суровое наказание за надругательство над бородой. Так, за воровство («если кто возьмёт чужого коня, оружие или одежду») полагался «за обиду» штраф в 3 гривны; за убийство смерда или холопа или княжеского рядовича - 5 гривен, а если кто повредит чужие усы или бороду - 12 гривен! Вырванный клок из бороды или плевок на бороду расценивались как страшное публичное оскорбление. Поэтому нет ничего удивительного в том, что действия молодого царя осуждали. Было немало и тех, кто, расставшись с бородой, кончал жизнь самоубийством.

Церковь брадобритие считала изменой православию. При Иване Грозном вопрос о брадобритии специально рассматривал Стоглавый собор - брить бороду и усы возбранялось, а те, кто бреет, признавались еретиками.

Отчасти указ о взимании пошлины за ношение бороды призван был смягчить ситуацию противостояния власти и общества; он позволял мирным путем урегулировать хотя бы временно конфликтную ситуацию. Проще было откупиться, чем бунтовать, рискуя головой. Кроме того, за этим революционным нововведением, по мнению историков, возможно, стоял и финансовый интерес государства. Количество обеспеченных граждан, желавших сохранить бороду, было достаточно велико для того, чтобы приток средств казну был ощутимым. Так, по оценкам историка Александра Михайловича Панченко, только старообрядчества придерживалась треть населения. Деньги же Петру I были в тот момент очень нужны: ведение войн и строительство флота обходились чрезвычайно дорого.

Кстати, Петр Алексеевич не был первооткрывателем по части введения пошлины на бороду. Первым такую меру использовал английский король Генрих VIII в 1535 году, примеру которого последовала его дочь Елизавета I, обложившая пошлиной любую бороду, растущую на лице более двух недель.

29 августа 2014 года, отвечая на вопросы на молодежном форуме на Селигере, Владимир Путин между прочим коснулся и темы бритья бород на Руси. Вспомнив культурные реформы Петра I, президент отметил:   

«Знаете, у нас такая своеобразная страна: мы то заставляем бояр бороды отращивать, то рубим бороды, то отращивать заставляем, то опять рубим».

Далее Владимир Путин развил свою мысль и пояснил, что в истории России государство прибегает к разным методам управления обществом и в политике, и в экономике. Эти методы то консервативные, то либеральные.

«Например, в экономике, — отметил президент, — когда наступают кризисные явления, сразу поднимается уровень государственного регулирования… и все начинают говорить, что, да, без этого невозможно, государство должно взять экономику под свой контроль. Как только экономика из кризиса выходит, говорят: нет, государственное регулирование — это вериги, которые не дают двигаться вперёд, законы рынка сами всё отрегулируют». 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded