Categories:

Три выстрела, запустившие маховик «красного террора»

30 августа 1918 года в Замоскворечье, на электромеханическом заводе Михельсона, было совершено одно из самых резонансных и трагических по своим последствиям покушений в истории страны. 

Художник Коваленко Виктор Карпович. Покушение на Ленина.
Художник Коваленко Виктор Карпович. Покушение на Ленина.

30 августа 1918 года на митинге рабочих завода «Русская машина» (как он тогда именовался) выступал В.И. Ленин. Сюда он приехал в 10 часов вечера после выступления на митинге в Басманном районе, на бывшей Хлебной бирже. Даже то, что в этот день утром в Петрограде был убит Урицкий, не послужило поводом для отмены планов вождя.  

На заводе Михельсона свою пламенную речь («Две власти: диктатура пролетариата и диктатура буржуазии») вождь закончил словами: 

«Умрём, или победим!».

Когда после выступления Ильич подошел к своему автомобилю, к нему с вопросом обратилась женщина из толпы - Мария Попова. Она пожаловалась, что на железнодорожных вокзалах заградотряды конфискуют хлеб. Во время этого разговора прогремели 3 выстрела. Две пули попали в шею и в руку вождя, а третья ранила его собеседницу. Владимир Ильич упал, началась паника, народ кинулся врассыпную.

Вот как об этом позже вспоминал очевидец и участник тех событий С. Н. Батулин, помощник военного комиссара 5-й Московской советской пехотной дивизии: 

«…Подойдя к автомобилю, на котором должен был уехать тов. Ленин, я услышал три резких сухих звука, которые я принял не за револьверные выстрелы, а за обыкновенные моторные звуки. Вслед за этими звуками я увидел толпу народа, до этого спокойно стоявшую у автомобиля, разбегавшуюся в разные стороны, и увидел позади кареты автомобиля тов. Ленина, неподвижно лежавшего лицом к земле. Я понял, что на жизнь тов. Ленина было произведено покушение. Человека, стрелявшего в тов. Ленина, я не видел. Я не растерялся и закричал: «Держите убийцу тов. Ленина!». И с этими криками выбежал на Серпуховку, по которой одиночным порядком и группами бежали в различном направлении перепуганные выстрелами и общей сумятицей люди. Позади себя, около дерева, я увидел с портфелем и зонтиком в руках женщину, которая своим странным видом остановила мое внимание. Она имела вид человека, спасающегося от преследования, запуганного и затравленного. Я спросил эту женщину, зачем она сюда попала. На эти слова она ответила: «А зачем вам это нужно?». Тогда я, обыскав ее карманы и взяв ее портфель и зонтик, предложил ей пойти за мной. В дороге спросил, чуя в ней лицо, покушавшееся на тов. Ленина: «Зачем вы стреляли в тов. Ленина?», на это она ответила: «А зачем вам это нужно знать?», что меня окончательно убедило в покушении этой женщины на тов. Ленина. В это время ко мне подошли еще человека два-три, которые помогли мне сопроводить ее. На Серпуховке кто-то из толпы в этой женщине узнал человека, стрелявшего в тов. Ленина. После этого я еще раз спросил: «Вы стреляли в тов. Ленина?». На это она утвердительно ответила, отказавшись указать партию, по поручению которой она стреляла. В военном комиссариате Замоскворецкого района эта задержанная мною женщина на допросе назвала себя Каплан и призналась в покушении на жизнь тов. Ленина».

Злодейка или несчастная женщина?

Эта женщина в советское время стала символом «абсолютного зла». Чем сильнее рос в стране авторитет личности Ленина, тем более демонизировался образ той, что подняла руку на вождя мирового пролетариата. Реальный человек за этим образом просто потерялся, а между тем это была женщина с необыкновенной и трагической судьбой… 

Родилась она на Украине, в Волынской губернии, 10 февраля 1890 года. Отцом её был Хаим Ройтблат, работавший учителем в еврейской начальной школе. Будущую террористку тогда звали Фейга Хаимовна Ройтблат. Во время революции 1905 года Фейга примкнула к анархистам, в среде которых была известна под именем Дора, потом она поменяла его на Фанни Каплан.  

22 декабря 1906 года во время подготовки к теракту её гражданским мужем Виктором Гарским (он же — Яков Шмидман) в номере киевской гостиницы «Купеческая» в результате неосторожного обращения сработало самодельное взрывное устройство. Каплан была ранена в голову и частично потеряла зрение, после чего при попытке покинуть место происшествия была задержана полицией. Ее возлюбленный с места происшествия скрылся.

5 января 1907 года военно-окружной суд в Киеве приговорил Каплан к смертной казни, которая из-за несовершеннолетия (ей на тот момент было 16 лет) была заменена пожизненной каторгой в Акатуйской каторжной тюрьме. В тюрьму Фанни прибыла 22 августа того же года в ручных и ножных кандалах. 20 мая 1909 года по результатам освидетельствования тюремным врачом была зафиксирована полная слепота.

Находясь на каторге, Каплан познакомилась с известной деятельницей революционного движения Марией Спиридоновой, под влиянием которой её взгляды изменились от анархистских к эсеровским. После февральской революции Фанни Каплан была амнистирована Временным Правительством вместе с другими политзаключенными.  

Так как вся ее семья еще в 1911 году выехала в США, после освобождения Фанни решила отправиться в Москву к своей знакомой, Анне Пигит, дядя которой - Илья Давыдович Пигит, владелец московской табачной фабрики «Дукат», построил доходный дом на Большой Садовой. Там они и жили в квартире № 5. Этот дом прославится через несколько лет — именно в нём, только в квартире № 50 Михаил Булгаков «поселит» странную компанию во главе с Воландом. Отсюда летом 1917 года Фанни Каплан отправилась поправлять свое здоровье в Евпаторию, в санаторий для политкаторжан. Там она познакомилась с земским врачом Дмитрием Ульяновым - младшим братом Владимира Ильича, который дал ей направление в харьковскую глазную клинику доктора Гиршмана. Каплан сделали удачную операцию — зрение частично вернулось. Силуэты она различала, в пространстве ориентировалась. Фанни жила в Севастополе, лечила зрение и вела курсы по подготовке работников земств. В Москву она вернулась весной 1918-го года.  

Впоследствии на допросах Каплан заявляла, что крайне отрицательно отнеслась к Октябрьской революции, стояла и стоит за созыв Учредительного собрания. Решение о покушении на Ленина приняла в Симферополе в феврале 1918 (после роспуска Учредительного собрания); считает Ленина предателем революции и уверена, что его действия «удаляют идею социализма на десятки лет»; покушение совершила «от себя лично», а не по поручению какой-либо партии. К моменту покушения Фанни исполнилось 28 лет.

Она была расстреляна без суда 3 сентября 1918 года в 16:00 во дворе автобоевого отряда имени ВЦИК (за аркой корпуса № 9 московского Кремля) по устному указанию Председателя ВЦИК Свердлова. Под шум заведённых автомобилей приговор привёл в исполнение комендант Кремля, бывший балтийский матрос Павел Мальков в присутствии известного пролетарского поэта Демьяна Бедного. Тело затолкали в бочку из-под смолы, облили бензином и сожгли у стен Кремля. А 5 сентября 1918 года Совет Народных Комиссаров РСФСР обнародовал Постановление о «Красном терроре».  

Память и памятники  

В октябре 1918 г. на месте покушения на Ленина поставили деревянный обелиск, в 1920 году во время первомайского субботника, как сообщалось в газетах, «рабочими в присутствии т. Калинина была произведена посадка стройного дуба», а 7 ноября 1922-го года здесь был установлен памятный камень с надписью: 

«Первый камень памятника на месте покушения на жизнь вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина. 30 августа 1918 г. – 7 ноября 1922 г.»; 

и второй – на обратной стороне камня: 

«Пусть знают угнетённые всего мира, что на этом месте пуля капиталистической контрреволюции пыталась прервать жизнь и работу вождя мирового пролетариата Владимира Ильича Ленина».  

Этот камень стал первым памятником В.И. Ленину как в Москве, так и во всей стране. В этом же 1922-ом году по просьбе рабочих заводу было присвоено имя Владимира Ильича (завод был переименован в ЗВИ (завод Владимира Ильича).  

Удивительно, но никто на этот гранит за почти 97 лет так и не покусился. Более того, камни в народе переименовали в «памятник имени Фанни Каплан», а заодно и весь сквер с площадью стали называть именем Фанни.

В 1947 году рядом с памятным камнем в торжественной обстановке открыли памятник Ленину работы скульптора С.Д. Меркулова. А в 1967 году вместо Меркуловского поставили новый памятник высотою в 5 метров, а прежний убрали внутрь завода, где он стоит и по сей день.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded