Category:

Самый большой колокол в мире: 100 лет в заточении

17 августа (4 августа ст. ст.) 1836 года успешно завершилась сложнейшая операция по подъему Царь-колокола. Этот символ государства российского после столетнего пребывания в яме был извлечен на белый свет и установлен на постамент, спроектированный известным архитектором Огюстом Монферраном.

После столетнего заточения

На постаменте была укреплена памятная доска со следующим текстом: 

«Колокол сей вылит в 1733 году повелением Государыни Императрицы Анны Иоанновны. Пребыл в земле сто и три года и волею благочестивейшего Государя Императора Николая I поставлен лета 1836 августа в 4 день».

Вообще, в эпоху Николая I Московский Кремль буквально преобразился: исчезли последние следы французского нашествия 1812 года, появились новые здания Большого Кремлевского дворца (строился в 1838-1849 гг.) и Оружейной палаты (1851 г.). Одним из крупнейших достижений стало и решение буквально «проблемы века» – подъема на поверхность земли Царь-колокола.

Монферран увенчал колокол державой — символом царской власти. Благодаря этой державе (а вовсе не из-за своих размеров) колокол и получил своё название «Царь-колокол». Хотя и размеры его, безусловно, впечатляют: высота - 6,24 м, диаметр - 6,6 м, вес — около 200 тонн.

В 1836 году после возведения Александрийского столпа (был открыт в 1834 году) и в период строительства Исаакиевского собора Огюст Монферран получает не менее ответственное и сложное задание – поднять из литейной ямы самый большой в мире колокол. Находилась яма во внутреннем дворе Кремля, между Чудовым монастырём и колокольней Ивана Великого, примерно на том месте, где сейчас пешеходный переход от Царь-колокола в кремлёвский сад. Работы по его отливке велись в течение 2-х лет: с ноября 1734-го по ноябрь 1735-го. Когда металл остыл, начались чеканные работы — на колокол наносились декоративные украшения и надписи. 

20 мая 1737 года, когда работы по художественному оформлению уже подходили к концу, в Кремле случился крупный пожар, во время которого пламя перекинулось на деревянную постройку над ямой, в которой находился колокол. Вниз стали падать горящие бревна, в результате чего колокол перегрелся, а после резкого охлаждения - раскололся. Образовавшийся 11-тонный обломок до сих пор стоит рядом.

Кстати, язык для Царь-колокола изготовлен не был, а тот, что мы можем видеть сегодня, был взят от другого неизвестного колокола и помещен на постамент для завершения композиции. 

Спустя почти столетие после пожара по чертежам Монферрана несколько сотен солдат при помощи 16 воротов начали подъем колокола. Первая попытка оказалась неудачной — колокол потащил за собой железную решётку, на которой он покоился в литейной яме. Несколько канатов оборвалось, подъем пришлось прекратить. 23 июля 1836 года была сделана вторая попытка поднять колокол. Канаты заменили, число воротов увеличили до 20. На сей раз операция прошла успешно. Подъем колокола занял 42 минуты.  

«Царская династия»

Царь-колокол, который мы видим сегодня, является продолжателем целой «царской династии». 

Владислав Горохов в книге «Звонят колокола» (изд. «Даниловский благовестник», 2006 г., С. 73-81) сообщает: 

«Во времена Бориса Годунова был отлит в 1600 году «прадед» нынешнего кремлевского Царь-колокола – старый Успенский колокол. Весил он 2 тыс. 450 пудов, и чтобы раскачать его, нужно было 24 человека. Колокол установили на Ивановской площади Кремля на специальных деревянных опорах. Во время одного из пожаров он упал и разбился. Этот колокол отливал мастер Андрей Чохов. Две его работы сохранились, и мы можем увидеть их и сегодня в Московском Кремле: в 1586 году он отлил мортиру – знаменитую Царь-пушку весом 2 тыс. 400 пудов и колокол «Реут» для Успенской звонницы весом 1 тыс. 200 пудов. При царе Алексее Михайловиче, в 1654 году, выплавили новый Большой Успенский колокол, получивший имя «Праздничный». Он весил около 800 пудов (130 тонн). Колокол подняли на деревянную звонницу у колокольни Ивана Великого, однако он вскоре раскололся. Вскоре мастер-литеец Александр Григорьев взялся перелить разбитый колокол. В 1655 году колокол был готов. Вес его оказался 12 тыс. пудов, окружность – 19 метров; кованый язык весил 4 тонны. Звук его Павел Алеппский сравнивал с ударами грома».  

Но благовестил царь-колокол недолго: пожар 19 июня 1701 года, уничтоживший практически все деревянные постройки Кремля, не пощадил и его. На колоколе появились многочисленные трещины, и звучание его было испорчено. Решения своей судьбы он ждал долго, поскольку после перевода столицы в Санкт-Петербург московскими колоколами в течение многих лет никто не интересовался. Лишь в 1730 году его, наконец, сняли и по приказу Конторы артиллерии и фортификации (она ведала Пушечным двором, где отливали не только пушки, но и колокола) разбили на мелкие кусочки для последующей переливки в новый колокол.

Анна Иоанновна, недавно вступившая на престол, задумала явить миру Царь-колокол, который превосходил бы рекорд предшественника, с использованием этих фрагментов.

Изначально отливку Царь-колокола предложили французу Жерменю, служившему королевским золотых дел мастером, но тот побоялся масштаба работ и отказался. Тогда предложили свои услуги русские мастера-литейщики Моторины (отец и сын). Им предстояло отлить Царь-колокол весом почти в 200 тонн!

Кстати, такая «гигантомания» в те времена была свойственна не только русским царям, но и европейским монархам. Например, в Париже в 1680 году был отлит колокол весом в 31 тонну; в Вене в 1711 году – весом в 33,4 тонны. Но до нашего Царь-колокола всем им было, конечно же, далеко: он и по сей день остается самым большим колоколом в мире. 

Правда, он так ни разу и не звонил…


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded