ad_informandum

Categories:

Гибель матроса, разогнавшего Всероссийское Учредительное собрание

26 июля 1919 года на Украине в борьбе с белогвардейцами пал смертью храбрых командир бронепоезда, герой Гражданской войны, убежденный анархист - легендарный матрос Железняк (Анатолий Железняков).  

Анатолий Железняков (матрос Железняк)
Анатолий Железняков (матрос Железняк)

25 июля 1919 года у станции Верховцево (Днепропетровская область, Украина) в бою с войсками атамана Шкуро бронепоезд, которым командовал 24-летний Анатолий Железняков, попал в засаду. В самый последний момент боя, когда бронепоезд, давая задний ход, уже вырвался из засады, Железняков был ранен в грудь «шальной» пулей. Рана оказалась смертельной. 26 июля 1919 года на станции Пятихатка он скончался, не приходя в сознание.  

Сообщение о гибели Анатолия Железнякова было опубликовано в газете «Известия ВЦИК»:  

«Пал геройской смертью матрос Железняк, смелый боец, ненавидимый всеми врагами за разгон белоэсеровской Учредилки, бессменный фронтовик Гражданской войны».  

Несмотря на то, что матрос Балтийского флота, анархист Железняков принимал самое активное участие в революции 1917 года, а после ее завершения – в Гражданской войне (был командиром 1-й советской конной батареи, а также командиром бригады бронепоездов), в историю он вошел именно как начальник караула Таврического дворца, остановивший в ночь с 19 на 20 января 1918 года работу Всероссийского Учредительного собрания ставшей знаменитой фразой: «Караул устал…». Это заявление Железняков сделал в 4.20.  

Впрочем, сказал он тогда не только это, а еще и следующее:  

«Гражданин-матрос (А.Г. Железняков): Я получил инструкцию, чтобы довести до Вашего сведения, чтобы все присутствующие покинули зал заседания, потому что караул устал. (Голоса: нам не нужно караула)

Председатель (В.М. Чернов): Какую инструкцию? От кого?

Гражданин-матрос: Я являюсь начальником охраны Таврического дворца и имею инструкцию от комиссара Дыбенки.

Председатель: Все члены Учредительного собрания также очень устали, но никакая усталость не может прервать оглашения того земельного закона, которого ждет Россия. (Страшный шум. Крики: довольно! довольно!). Учредительное собрание может разойтись лишь в том случае, если будет употреблена сила… (Шум. Голоса: долой Чернова).

Гражданин-матрос: Я прошу немедленно покинуть зал заседания».  

(Диалог цитируется по кн.: Протасов, Л.Г. Всероссийское Учредительное собрание: История рождения и гибели. — М.: РОССПЭН, 1997; «Учредительное собрание: Стенографический отчёт. — Пг.: Дом печати, 1918.).  

Некоторые подробности того, что далее происходило в это судьбоносное для России утро, сообщаются в брошюре, вышедшей в издательстве «Московский рабочий» в 1967 году:  

«С хоров снова раздались возмущенные голоса матросов, солдат и рабочих:

- Опоздали! Земля уже давно без вас роздана крестьянам! Довольно!

Железняков не отступал:

- Повторяю еще раз: караул устал и хочет спать. Прошу подчиниться законной власти! Немедленно очистить зал!

Своды дворца наполнились диким гвалтом. Сотни людей стучали ногами, грохотали деревянными пюпитрами, надрывно ревели:

- Насильники!

- Бандиты!

С хоров кричали матросы и красногвардейцы:

- Контрреволюционеры!

- Буржуям продались!

Стрелки часов показывали ровно 4 часа 40 минут утра. Обращаясь к бушующему залу, Чернов испуганно прокричал:

- Объявляю перерыв до 5 часов вечера!

Покидая председательскую трибуну, он бросил с пафосом:

- Подчиняюсь вооруженной силе! Протестую, но подчиняюсь насилию!

Через несколько минут Таврический дворец был пуст. Железняков проверил караулы и закрыл все двери».

По сути, это был последний день, когда развитие России могло пойти другим путем. Не случайно многие историки считают, что именно день роспуска Учредительного собрания (а не вооруженное восстание большевиков 7 ноября (25 октября) 1917 года) следовало бы считать переломным моментом российской истории.  

По распоряжению председателя Реввоенсовета, народного комиссара по военным и морским делам Льва Троцкого, 3 августа 1919 года прах Анатолия Железнякова специальным поездом был доставлен в Москву и с воинскими почестями захоронен на Ваганьковском кладбище, рядом с могилой его фронтового друга, легендарного героя Гражданской войны Васо Киквидзе, который погиб незадолго до этого – в январе 1919 года. Такова была воля самого Анатолия Железнякова.  

Могила Железнякова на Ваганьковском кладбище в Москве
Могила Железнякова на Ваганьковском кладбище в Москве
Надпись на могиле Анатолия Железнякова
Надпись на могиле Анатолия Железнякова

В этот же день в заметке «Вечная слава», напечатанной в «Правде», друзья Железнякова заявляли, выражая волю всех красных моряков, красноармейцев и всех трудящихся:

«Мы клянемся, что дело, начатое тобой, доведем до конца и жестоко отомстим за твою честную молодую жизнь».  

Далее судьба матроса Железняка начала обрастать легендами…  Так, в 1935 году поэтом Михаилом Голодным и композитором Матвеем Блантером была написана песня «Партизан Железняк», в которой в качестве места упокоения последнего указывается некий мифический курган под Херсоном:  

«В степи под Херсоном —

Высокие травы,

В степи под Херсоном — курган,

Лежит под курганом,

Заросшим бурьяном,

Матрос Железняк, партизан».

Возможно, эта поэтическая вольность автора текста Михаила Голодного, который сам был участником Гражданской войны на Украине, объясняется стремлением придать ратным подвигам героя некий эпический размах: былинный герой-богатырь и должен покоиться под курганом, а не на городском кладбище.  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded