ad_informandum

Categories:

Кто и как ответит за поствакцинальные осложнения?

По действующему законодательству государство нас заставляет вакцинироваться, а за возможные негативные последствия никто ответственности не несет.  

Об этом заявил член Общественного совета по защите прав пациентов при Росздравнадзоре, а в прошлом врач-анестезиолог Алексей Старченко в ходе пресс-конференции в «ОСН» (Общественной службе новостей):  

«Действующий закон об иммунопрофилактике предусматривает смехотворные виды компенсаций. (…) Только 6-7 самых тяжелых поствакцинальных осложнений регистрируются и являются поводом для выплат. А выплата до 2020 года была 1 тысяча рублей! В 2020 году Госдума «одумалась» и сделала 20 тысяч рублей! Если человек погибает от вакцинации, что еще, кстати, нужно будет доказать, только в этом случае выплата составит 30 тысяч рублей! А доказать это очень сложно, потому что официальных комиссий для того чтобы подтвердить поствакцинальное осложнение, нет. Мне пришлось участвовать во многих судебных процессах, где мы пытались доказать, что имеет место поствакцинальное осложнение. Нам ведь будут говорить, что, да, вы вакцинировались, а потом заболели, после чего, скажем, оглохли или ослепли. Но нам будут говорить, что это следствие не вакцинации, а вашей болезни. (…) Сейчас мы должны исходить из факта неприемлемости таких компенсаций, потому что вакцинация – это, в первую очередь, интересы государства, которое заинтересовано сохранить численность своих налогоплательщиков. Почему возникает противовакцинальное лобби? Потому что люди видят, что был человек здоровый, а теперь он почти инвалид, лежит на кровати и никто ему материально не помогает. (…) А для медицинских работников размер этих компенсаций должен быть еще в несколько раз больше, чем для обычных людей, потому что они являются «жертвой» обществу в этот период, и эта «жертва» должна быть по достоинству оценена».  

При этом Алексей Старченко не противник вакцинации. Как он напомнил в ходе пресс-конференции, вакцинация является самым главным методом профилактики инфекционных заболеваний:  

«Мы понимаем, что лечить дорого, опасно, поэтому вакцинация остается единственным эффективным методом борьбы. Альтернативы вакцинации не существует. Другое дело, как мы эту вакцину создали, как она работает и насколько она безопасна».

Проблема, по его словам, заключается еще и в том, что «у нас на сегодняшний день нет ни одного документа по медотводу от вакцинации»:  

«Вопросы предварительного обследования и жесткого медотвода должны быть четко нормированы Министерством здравоохранения».  

Кстати, информационным поводом для проведения этой пресс-конференции стала петиция медработников, направленная президенту Российской Федерации, в которой излагаются требования соблюдения ряда условий при вакцинации: медицинский осмотр прививающихся для выявления противопоказаний; предоставление государственной страховки в случае возникновения осложнений; обеспечение права выбора отечественной вакцины, исходя из собственного мнения и рекомендации медицинской комиссии. 

По поводу последнего пункта петиции один из ее авторов, также принявший участие в пресс-конференции, председатель Союза фельдшеров скорой помощи Дмитрий Беляков указал на то, что зачастую на деле права выбора вакцины реализовать очень сложно:  

«Возникает такое ощущение, что у той вакцины, которую сейчас всем аккуратно навязывают, просто заканчивается срок годности, и ее надо побыстрее сплавить».  

Как подчеркнул Алексей Старченко, во время эпидемий одними выплатами врачам государство ограничиваться не должно. По его мнению, это должен быть комплекс мер, предполагающий и реабилитацию, и какие-то меры социальной защиты:  

«Например, ты отработал полгода, и тебе полагается месяц санаторно-курортного лечения. (…) Я поддерживаю требования петиции о том, что медицинский работник должен представлять собой особую группу риска среди вакцинируемых когорт. Дело в том, что врачи контактируют с лекарственными препаратами на протяжении всей своей жизни. Это приводит к тому, что практически у всех медицинских работников существуют скрытые аллергические состояния. Медработники не идут к аллергологам на обследование на лекарственную аллергию на все используемые ими в практике препараты. Мы на это не идем, потому что боимся получить ограничения в профессиональной деятельности и стать безработными. Часть аллергических состояний могут быть аутоиммунными и являться противопоказаниями для вакцинации. Поэтому обследования необходимы, а медотводы должны быть специально описаны для медработников».  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded