Categories:

Брешь в «железном занавесе»

Именно так большинство современников восприняли VI-ой Всемирный фестиваль молодежи и студентов, который открылся в Москве 28 июля 1957 года.  

Московский фестиваль собрал рекордное количество участников - 34 тысячи человек из 131 страны мира. В преддверии этого исторического события под руководством первого секретаря горкома партии Екатерины Фурцевой столица преобразилась: были построены новые гостиничные комплексы «Турист» (1956) и «Украина» (1957); возведен спортивный комплекс в Лужниках (1956); появился Проспект Мира, который объединил 1-ю Мещанскую, Б. Алексеевскую, Б. Ростокинскую улицы, Троицкое шоссе и часть Ярославского шоссе.  

По воспоминаниям очевидцев, для того, чтобы доставить всех делегатов на торжественную церемонию открытия, которая проходила в Лужниках, город не смог выделить достаточного количества автобусов, поэтому для транспортировки делегатов были использованы бортовые грузовики с открытым кузовом ГАЗ-51 и ЗИЛ-150. Машины украсили эмблемами фестиваля, и рано утром 28 июля в них погрузились гости столицы. Колонна двигалась от ВДНХ по проспекту Мира, Садовому кольцу и Фрунзенской набережной: во главе — мотоциклисты, затем — иностранные и советские делегаты, циркачи, акробаты, атлеты.  

«В Лужниках все руководство СССР во главе с Никитой Хрущевым более часа терпеливо ожидало, пока грузовики с иностранными гостями пробьются сквозь уличную толпу и прибудут на церемонию открытия фестиваля», 

- позже в одном из интервью вспоминал участник этих событий Владимир Кулик.

Вот как о столице тех дней вспоминает известный саксофонист Алексей Козлов: 

«Ни туристы, ни бизнесмены в страну ещё не приезжали, дипломаты и редкие журналисты просто так на улицах не появлялись. Поэтому, когда мы вдруг увидели на улицах Москвы тысячи иностранцев, с которыми можно было общаться, нас охватило что-то вроде эйфории… Я помню, как светлыми ночами на мостовой улицы Горького стояли кучки людей, в центре каждой из них несколько человек что-то горячо обсуждали. Остальные, окружив их плотным кольцом, вслушивались, набираясь ума-разума, привыкая к самому этому процессу — свободному обмену мнениями».  

Вечерами, как позже вспоминал писатель Анатолий Макаров, от Манежной площади прямо по мостовой, пренебрегая гудками машин и милицейскими трелями, подымалась толпа, никогда на московских улицах невиданная:

«Пестрая, почти карнавально разодетая, непочтительная, веселая, звенящая гитарами, бьющая в барабаны, дующая в дудки, орущая, поющая, танцующая на ходу, хмельная не от вина, а от свободы и самых чистых и лучших чувств, незнакомая, неизвестная, разноязыкая - и до озноба, до боли родная. В тот момент я и понял, что мечты действительно сбываются, что моя послевоенная, дворовая юность совпала с юностью века. В Москву пришел всемирный фестиваль молодежи и студентов «За мир и дружбу между народами».  

За 2 фестивальных недели в Москве было проведено более 800 различных мероприятий. 1 августа 1957 года состоялась торжественная закладка «Парка Дружбы» на северо-западе столицы (у станции метро «Речной вокзал»; кстати, сама станция была открыта только через 7 лет после этого). В закладке парка приняли участие около 5 тысяч гостей фестиваля, делегатов из других стран и местных жителей. Все они высаживали молодые деревья в подготовленные места, на ветке каждый оставлял записку со своим именем в полиэтиленовом пакете в виде листка.  

На церемонии закрытия фестиваля впервые в исполнении Владимира Трошина прозвучала песня «Подмосковные вечера», созданная композитором Василием Соловьевым-Седогоном на стихи Михаила Матусовского. Кроме «Подмосковных вечеров» специально были написаны такие песни, как «Если бы парни всей Земли…», «Зори московские…», «Звенит гитара над рекою…» и др. Марш «Друзья мы рады видеть вас» и «Фестивальный вальс».  

После фестиваля в СССР вошли в моду джинсы, кеды, рок-н-ролл и игра в бадминтон. Все эти перемены стали символами и симптомами, по которым можно было безошибочно прогнозировать грядущие изменения в общественном самосознании.  

«Теперь я думаю, что летом 57-го железобетонная регламентация советского бытия бесповоротно пошатнулась. Невозможно сделалось контролировать все на свете: вкусы, моду, будничные привычки, музыку в эфире. На идеях, эмоциях, на песнях и танцах фестиваля мое поколение преобразилось в течение считанных дней. Все советские вольнодумцы, все знатоки джаза и современного искусства, модники и полиглоты имеют своим происхождением лето 57-го», 

- подводил итоги фестиваля писатель Анатолий Макаров.  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded