ad_informandum

Categories:

Дворец для бань

14 февраля 1896 года в Москве состоялось торжественное открытие нового комплекса зданий знаменитых Сандуновских бань.  

Как сообщали газеты, посмотреть на праздничную церемонию открытия грандиозного банного комплекса, возведенного всего за 2 года на месте старых 80-летних бань, собралось пол-Москвы. Взволнованная публика с нескрываемым интересом обсуждала необычные фасады трехэтажного дворца, возведенного по «красной линии» Неглинного проезда (ныне – Неглинная улица, 14). 

Здание доходного дома было выполнено в стиле эклектики, богато декорированное лепниной, с торговыми помещениями в первом и втором этажах и дорогими квартирами для сдачи внаём на верхнем этаже и вдоль боковых фасадов. В глубине двора, отделанного в «мавританском» стиле, располагался корпус с банными номерами. Основные строения бань были возведены во второй линии и включали в себя целый ряд помещений нескольких разрядов. Между Звонарским и Сандуновскими переулками возник целый банный комплекс.  

По сути, это была целая фабрика: со своей котельной, мастерскими, служебными помещениями, кладовыми белья. Только банщиков здесь трудилось около 400 человек.  

Новые Сандуны были созданы с учетом последних технических и архитектурных разработок и стали настоящим чудом того времени. Как сообщалось в «Иллюстрированном описании Сандуновских бань», вышедшем в том же 1896 году, бани были оснащены паровыми котлами с нефтяным подогревом, своей собственной водокачкой, расположенной на берегу Москвы-реки в Нижнем Лесном переулке (ныне – Курсовой), которая могла «в случае надобности поставлять при работе двух водоподъемных машин (Компаунд) до 20 000 ведер в час в запасные резервуары ёмкостью в 130 000 ведер, расположенные при самих банях».  

У бань имелся собственный водопровод с системой фильтрации, построенный московской фирмой «К. Зигель»: он тянулся мимо Храма Христа Спасителя к Пречистенским воротам, а оттуда – по Волхонке и Моховой к Кузнецкому мосту, в банные резервуары. В самих Сандунах вода проходила через систему очистки американскими фильтрами, ее можно было спокойно пить.  

Электроэнергию новые Сандуны получали от собственной электростанции суперсовременной системы «Сименс и Гальске». В том же 1896 году ток с этой электростанции позаимствовали для праздничного освещения коронации Николая II, так как имевшиеся в Москве на тот момент две маломощные электростанции (в Георгиевском переулке и в подвале только что открывшихся Верхних Торговых рядов на Красной площади) с поставленной задачей не справлялись.  

Банные отделения делились на несколько категорий: вместительные дешевые (мужские и женские, по 5 копеек за сеанс), средней категории, мужские и женские (по 10 копеек, на 140 и 110 человек), дорогие женские по 30 копеек и мужские по 50 копеек. Имелись в Сандунах и номерные бани, свыше 20 кабинетов, которые стоили от 60 копеек до 5 рублей.  

Свое название знаменитые старые Сандуны получили по фамилии их основателя – Силы Николаевича Сандунова, актера, служившего при дворе Екатерины II в 1790-е годы. Сандунов был женат на певице Елизавете Урановой, талантом которой была пленена сама императрица. Екатерина II подарила на свадьбу Елизавете дорогие украшения. Продав полученные в приданое бриллианты, Сандунов купил землю на берегу речки Неглинной. К 1806 году он снес все строения и начал строительство новых. Впервые Сандуны открылись в 1808 году и на сотни лет стали самыми престижными банями Москвы. Как писал Владимир Гиляровский в кн. «Москва и москвичи»:  

«В этих банях перебывала и грибоедовская, и пушкинская Москва, та, которая собиралась в салоне Зинаиды Волконской и в английском клубе». 

Здесь парились Пушкин, Толстой, Чехов и Шаляпин.

В течение XIX века бани неоднократно меняли владельцев. В 1869 году их приобрёл купец-домовладелец Иван Фирсанов, а после его смерти в 1881 году они перешли к его единственной дочери, Вере Фирсановой (её именем названа подмосковная Фирсановка). 

Вторым мужем Фирсановой стал сын генерала Николая Ганецкого офицер Алексей Ганецкий, который и стал инициатором строительства нового банного комплекса. Для строительства новых бань в 1894 году Ганецкий нанял известного архитектора Бориса Фрейденберга, однако вздорный нрав заказчика вынудил Фрейденберга бросить проект на середине и покинуть Москву. Бани были достроены архитектором Сергеем Калугиным (при участии Владимира Чагина).  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded