ad_informandum

Categories:

Дерзкое ограбление «вождя мирового пролетариата»

Вечером 6 января 1919 года банда Якова Кошелькова, давно наводившая ужас на всю Москву, случайно совершила разбойный налет на автомобиль, в котором на рождественскую ёлку в Лесной школе в Сокольниках ехал председатель Совета народных комиссаров РСФСР Владимир Ильич Ленин.

Ленин (потерпевший)
Ленин (потерпевший)

Этой ночью под Рождество банда Кошелькова собралась ограбить пассаж на Лубянке (по другим данным – кооператив на Арбате). Для реализации этого плана им понадобилась машина. Засаду шестеро бандитов под руководством Якова Кошелькова устроили на Сокольническом шоссе под железнодорожным мостом Митьковской соединительной ветки. Автомобиль Ильича им подвернулся случайно. 

Автомобиль Ленина
Автомобиль Ленина

Машину, как позже вспоминал шофер Ленина – Степан Гиль (Гиль С. К. «Шесть лет с В. И. Лениным. Воспоминания личного шофера Владимира Ильича Ленина»), приказал остановить сам Владимир Ильич, принявший налетчиков за патруль красноармейцев:  

«На дорогу выскочили трое вооруженных людей и закричали: «Стой!». Я решил не останавливаться и проскочить между бандитами: а в том, что это разбойники, я не сомневался.

Но Владимир Ильич постучал в окно:

- Товарищ Гиль, стоит остановиться и узнать, что им нужно. Возможно, это патруль?

А сзади бегут и кричат: «Стой! Стрелять будем!»

- Ну, вот видите, – сказал Ильич. – Нужно остановиться.

Я притормозил. Через мгновение дверцы открылись, и мы услышали грозный приказ:

- Выходи!

Один из бандитов, огромный такой, выше всех ростом, схватил Ильича за рукав и потащил из кабины. Как оказалось позже, это был их главарь Кошельков. Ивана Чибанова, служившего в охране Ленина, тоже выдернули из машины.

Я смотрю на Ильича. Он стоит, держа в руках пропуск, а по бокам два бандита, и оба, целясь в его голову, говорят:

- Не шевелись!

- Что вы делаете? – произнес Ильич. – Я – Ленин. Вот мои документы.

Как сказал он это, так у меня сердце замерло. Все, думаю, погиб Владимир Ильич. Но из-за шума работающего мотора главарь бандитов фамилию не расслышал – и это нас спасло.

- Черт с тобой, что ты Левин, – рявкнул он. – А я Кошельков, хозяин города ночью.

С этими словами он выхватил из рук Ильича пропуск, а затем, рванув за лацканы пальто, залез во внутренний карман и вынул оттуда другие документы, в том числе Книгу красноармейца, оформленную на имя Ленина, браунинг и кошелек.  

Обо мне словно забыли. Сижу за рулем, держу наган и из-под левой руки прицеливаюсь в предводителя – он от меня буквально в двух шагах. Но Владимир Ильич стоит под дулами двух револьверов. И мне делается страшно: ведь после моего выстрела его убьют первым…Через мгновение я получил удар в висок, и мне приказали выметаться из машины. Не успел я встать на подножку, как на мое место ловко уселся бандит, и наша машина понеслась в сторону Сокольников.

- Да, прекрасно, – прошептал Ильич. – Вооруженные люди – и отдали машину. Стыдно!

Мне было неловко от замечания Ильича. Я долго объяснял, почему не стал стрелять.

- Да, товарищ Гиль, вы все рассчитали правильно, – подумав, согласился Ильич. – Силой мы бы ничего не сделали. Только благодаря тому, что не сопротивлялись, мы уцелели».

Задержать дерзких налетчиков по горячим следам сотрудникам угро и чекистам тогда так и не удалось, после чего Ленин, раздосадованный этим инцидентом, предписал «принять срочные и беспощадные меры по борьбе с бандитизмом» в столице.  

Яков Кошельков был убит 26 июля 1919 года при попытке его задержания около конспиративной квартиры (в доме № 8 в Старом Божедомском переулке), где он скрывался. В эти же июльские дни были задержаны и все остальные члены банды.  

Главарь банды Яков Кошельков
Главарь банды Яков Кошельков
«По постановлению МЧК расстреляны бандиты: Чубаров, Жарков, Савельев и Рябов — за вооруженное ограбление гражданина Фоломеева, Парашев — за вооруженные грабежи с шайкой Кошелькова и вооруженное сопротивление при аресте, во время которого им было выпущено семь выстрелов в сотрудников уголовного розыска, Осецкий — вор-рецидивист, судившийся семь раз, отбыл наказание в арестантских ротах, ограбил часовой магазин на Б. Дмитровке, совершил побег из концентрационного лагеря и задержан с оружием в руках, Арцыгов — за ограбление артельщика Крестовской водокачки на 300 000 рублей и участие в заговорах с бандитами, Чекурников — за вооруженное ограбление под видом милиционера 2-го Серпуховского комиссариата с совместно с шайкой Сабана, Нечаев, вор-рецидивист, задержан с оружием в руках, за сопротивление при аресте и вооруженное ограбление, Федоров и Морозов — за грабежи и пользование для своих целей документами ВЧК, Чемоданов — за ряд вооруженных грабежей с шайкой Кошелькова», 

- сообщала газета «Вечерние известия московского Совета».  

Как можно судить по косвенным данным, Владимиру Ильичу этот неприятный дорожный инцидент запомнился надолго и стал важным уроком о неизбежности и допустимости компромиссов (в том числе и политических) в сложных жизненных ситуациях. В работе «Детская болезнь «левизны» в коммунизме», написанной в апреле-мае 1920 года, Ленин отмечает: «Принимать бой, когда это заведомо выгодно неприятелю, а не нам, есть преступление, и никуда не годны такие политики революционного класса, которые не сумеют проделать «лавирование, соглашательство, компромиссы, чтобы уклоняться от заведомо невыгодного сражения».

Обосновывая необходимость заключения Брестского мира, Ленин вспоминает о компромиссе, на который он был вынужден пойти с бандитами, отдав им документы, пистолет и автомобиль, чтобы они предоставили ему возможность «уйти подобру-поздорову»:

«Наш компромисс с бандитами германского империализма был подобен тому компромиссу».  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded