ad_informandum

Categories:

Борьба «света разума» с «первобытными инстинктами»

5 января 1731 года в Москве зажглись первые уличные фонари. С этого момента история развития уличного освещения в столице, можно сказать, являла яркий пример борьбы «света разума» с «первобытными инстинктами».

Последний газовый фонарь
Последний газовый фонарь

Лучше ходить во тьме, но есть кашу с маслом

Регулярному освещению города положил начало указ Анны Иоанновны «О сделании для освещения в зимнее время в Москве стеклянных фонарей», вышедший в конце 1730 года, когда двор императрицы находился в Первопрестольной. Расстояние между фонарями должно было быть по 10 сажен (21 метр), а завершить работы по установке 520 конопляно-масляных фонарей было приказано до 5 января. Впрочем, столбы ставили, как попало, а лампады, которым надлежало гореть до полуночи, гасли уже через два-три часа, так как обслуживающий персонал и горожане воровали масло и добавляли его в кашу…  

Фонарное освещение в то время предусматривалось «для зимних ночей», то есть, на сезонный период с 1 сентября по 1 мая, причем только на 18 ночей в месяц - в остальные фонари заменяла луна. 

Штат обслуживающего персонала составляли фонарщики, набираемые из отставных или провинившихся солдат. За свой труд они получали небольшое жалованье и продуктовый паек. А непосредственно заведовали освещением пожарные команды при полицейских участках. 

В 1782 году количество масляных фонарей перевалило за 3,5 тыс., а к началу XIX века их насчитывалось уже более 6 тыс. 559. 

Несмотря на то, что горели первые фонари довольно тускло, да и масло в них буквально не успевали заливать, просуществовали они в Москве 130 лет. В начале XIX века в них начали устанавливать отражатели, а их обслуживанием стали заниматься пожарные. Но затем, во время пожара Москвы 1812-го года, фонари на деревянных столбах сгорели, и после этого восстановление уличного освещения шло очень медленно. Чтобы вновь появившиеся на московских улицах фонари светили ярче, в 1820-х их пробовали заправлять лампадным маслом, но быстро выяснилось, что городскому бюджету это обходится слишком дорого.  

«Офонаревшие» вынудили перейти на керосин

На смену масляным вскоре пришли фонари на хлебном спирту: в 1848 году в Москве и Петербурге начали проводить опыты по устройству спирто-скипидарного освещения. Однако, несмотря на то, что фонари запирались на замок, по вполне понятным причинам это новшество в России надолго не прижилось.

Граждан, злоупотреблявших этой гремучей смесью, в народе прозвали «офонаревшими», после чего это определение закрепилось в языке и стало использоваться для обозначения всех находящихся в «состоянии аффекта».

Пока власти Москвы пытались найти альтернативные источники освещения, на мировых рынках появился керосин. 

В 1863 году, когда были объявлены торги на улучшение освещения в Москве, их выиграл француз Баталь, который предложил ввести керосиновое освещение. 

Его проект был признан лучшим, хотя заявки рассматривались самые разные, например, российские крестьяне представили проект фонаря, работавшего на сосновых шишках. 

В результате его реализации в 1862 году на московских улицах зажглись керосиновые фонари. Как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло…

Газовое освещение

Первые проекты по улучшению освещения с использованием газа начали поступать в Московскую городскую Думу ещё в 1849 году. Но либо предложения эти были невыгодны городу, либо сами предприятия к моменту принятия решения распадались.

Только в 1865 году «думцы» подписали 30-летний контракт на устройство в Москве газового освещения с английской фирмой Букъе и Гольдсмита, объявившей низшую цену на торгах за один уличный фонарь в год (14 рублей 50 копеек). 

По контракту, в течение 10 лет газовое освещение должно было появиться в Городской, Тверской, Мясницкой, Пречистенской, Арбатской, Сретенской и Яузской частях Москвы, в пределах нынешнего Садового кольца (за исключением Замоскворечья). Кроме того, компания должна была в течение 3-х лет построить завод по сухой перегонке каменного угля в Нижнем Сусальном переулке, проложить газопроводную сеть, поставить и осветить 3 тыс. фонарей. К 1868 году все эти проекты уже были реализованы.  

Однако и тут не все вышло так, как хотелось бы… Компания несла крупные убытки, ибо к газовой сети никто из абонентов не спешил подключаться, все предпочитали обходиться по старинке - свечами. Лишь к 1905 году эту проблему удалось разрешить, когда предприятие перешло к городу и стало с тех пор интенсивно развиваться. В итоге, языки газовых фонарей разгоняли тьму на московских улицах с 1866 по 1932 гг.  

Кстати, в 2013 году после 81-летнего перерыва в парке Воинской Славы, по инициативе столичного Департамента топливно-энергетического хозяйства, опять зажглись газовые фонари. Этот проект был реализован по инициативе Департамента топливно-энергетического хозяйства, в целях сохранения истории развития газового хозяйства столицы. В изготовлении фонарей специалисты применяли самую современную горелку с электроподжигом. Система работает автономно, от встроенного аккумулятора: днем аккумулятор заряжается от солнечной энергии, вмонтированной в газовый фонарь, а ночью от света самого газового светильника.

Эра электричества

Первые электрические фонари появились в Москве в 1880 году. В саду «Эрмитаж» вечерами публика приветствовала их включение аплодисментами. 

15 мая 1883 года, в дни коронации Александра III, при помощи 22-х дуговых ламп была освещена площадь вокруг Храма Христа Спасителя. Тогда же была устроена первая электрическая иллюминация колокольни Ивана Великого. Правительством Москвы было закуплено для этой цели 3 тыс. 500 лампочек накаливания Т. А. Эдисона. После празднеств многие москвичи стали подавать генерал-губернатору прошения об устройстве электрического освещения в своих домах, а первой улицей, освещенной электричеством, была Тверская.  

Одним из первых электрическое освещение стал использовать театр Корша, находившийся в Камергерском переулке, где теперь Художественный театр. В 1882 году в только что отстроенном здании было электрическое освещение сцены, зрительного зала, фойе и артистических уборных. 

«Это тогда было новостью необыкновенной, - писала ведущая артистка театра А. Я. Глама-Мещерская, - и даже в Большом и Малом театрах еще пользовались газом; правда, новое освещение было далеко не совершенно. Лампочки давали свет желтоватый и горели ненадежно. Тем не менее, впечатление новое освещение производило огромное».  

Владимир Гиляровский в своей знаменитой книге «Москва и москвичи» со свойственным ему чувством юмора описывает первый в Москве «электрический» бал:

«Это было в половине восьмидесятых годов. Первое электрическое освещение провели в купеческий дом к молодой вдове-миллионерше, и первый бал с электрическим освещением был назначен у нее.

Роскошный дворец со множеством комнат и всевозможных уютных уголков сверкал разноцветными лампами. Только танцевальный зал был освещен ярким белым светом. Собралась вся прожигающая жизнь Москва, от дворянства до купечества.

Автор дневника присутствовал на балу, конечно, у своих друзей, прислуги, загримировав перед балом в "блудуаре" хозяйку дома применительно к новому освещению.

Она была великолепна, но зато все московские щеголихи в бриллиантах при новом, электрическом свете танцевального зала показались скверно раскрашенными куклами: они привыкли к газовым рожкам и лампам. Красавица хозяйка дома была только одна с живым цветом лица.

Танцевали вплоть до ужина, который готовил сам знаменитый Мариус из "Эрмитажа".

При лиловом свете столовой мореного дуба все лица стали мертвыми, и гости старались искусственно вызвать румянец обильным возлиянием дорогих вин.

Как бы то ни было, а ужин был весел, шумен, пьян – и... вдруг потухло электричество!

Минут через десять снова загорелось... Скандал! Кто под стол лезет... Кто из-под стола вылезает... Во всех позах осветило...» 

Однако говорить об отдельных этапах становления городского освещения в Москве можно только с большой долей условности, ведь эти «этапы» на протяжении десятилетий мирно сосуществовали. Например, согласно отчёту, подготовленному Московской городской управой в 1911 году, для освещения Москвы в то время использовались керосин, газ и электричество. Всё, что было за Садовым кольцом, большинство проездов Замоскворечья, а также все бульвары, парки и скверы освещались простыми керосиновыми лампами (всего 13 тыс. 444 штуки). Вдоль трамвайных путей с 1908 года стали устанавливаться керосинокалильные фонари (532 штуки), а практически весь центр Москвы освещался газовыми фонарями (8 тыс. 501 штука).  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded