ad_informandum

Category:

Николай Островский. Как закалялась воля

22 декабря 1936 года в 19 часов 50 минут остановилось сердце Николая Островского, автора романа «Как закалялась сталь», на котором воспитывались миллионы советских граждан.  

Николай Островский
Николай Островский

За полчаса до смерти он, придя в сознание, сказал: 

«Я стонал? Нет? Это хорошо. Значит, смерть не может меня пересилить». 

Ему было 32 года, и вся его короткая жизнь была посвящена борьбе за коммунистическую идею и противостоянию страшной болезни, в 23 года приковавшей его к постели. 

Незадолго до смерти Островский был зачислен в Политуправление Красной армии со званием бригадного комиссара, чему немало радовался и по праздникам надевал комиссарский мундир: 

«Теперь я вернулся в строй и по этой, очень важной для гражданина Республики линии».  

Двухкомнатную квартиру на Тверской в доме №14 (тогда ул. Горького, 40), где умер Островский, он вместе с супругой Раисой Порфирьевной получил в 1935 году, уже будучи признанным писателем. В этом же году Николая Островского наградили «Орденом Ленина».  

Однако начинал писать свой единственный законченный роман Николай Алексеевич в 1931 году, проживая в крошечной комнатке коммунальной квартиры в доме №12, расположенном в переулке с символическим названием «Мертвый» (ныне – Пречистенский).  

«Я взялся за непомерно тяжелый труд. Всё против меня, но за меня моя ослиная упрямость», 

- признается он в это время в письме к другу.

С 1927 года и до конца жизни Островский был прикован к постели неизлечимой болезнью. По официальной версии, на состоянии здоровья Николая Островского сказались ранение и тяжёлые условия работы. Но врачи знали, что молодого человека губит болезнь Бехтерева - «прогрессирующий анкилозирующий полиартрит, постепенное окостенение суставов». Этот неизлечимый недуг мог носить наследственный характер. Кроме того, 19 августа 1920 года, когда Николаю было 16 лет, он был ранен в бою под Львовом шрапнелью в голову и живот. Ранение в голову, над правой надбровной дугой, не было проникающим в полость черепа, но сопровождалось тяжелой контузией мозга. В 1922-ом Николай переболел тифом.  

Когда Островский приступил к роману «Как закалялась сталь», правый глаз, по его собственным словам, не видел на 98%, а левый – на 85%. Руки пока работали, но писал Николай с трудом. 

Он изобрел приспособление, названное «транспарант»: в верхней крышке картонной папки были сделаны прорези-линейки, которые направляли руку. 

Приспособление Николая Островского для письма
Приспособление Николая Островского для письма

Вот как об этом вспоминала жена писателя, Раиса Порфирьевна (в девичестве Мацук): 

«Чтобы как-то облегчить написание, он придумал транспарант – папку с горизонтальными прорезями, чтобы карандаш не выходил за их пределы, но и это не всегда удавалось. Бессонные ночи. Лихорадочные записи. Горечь, когда утром обнаруживалось, что строчки наползали одна на другую, и нет возможности их прочесть. Я видела искусанные губы Николая и раскрошенные в мелкие щепы карандаши… Ужасная болезнь, которая привела к окостенению суставов, зафиксировала ноги в согнутом состоянии. Как это ни странно, но именно это положение ног дало возможность Островскому писать самому... Очередную написанную страницу нумеровал и сбрасывал на пол. Утром пол нашей небольшой комнаты был засыпан исписанными листами. Так он работал некоторое время. Потом рука стала болеть и отказала. Но отчаяния не было».

В 1936 году Островский приступает к созданию своего второго романа «Рождённые бурей», темой которого стала история борьбы украинского народа с белополяками. Однако написать он успел лишь одну из трех задуманных частей. Произведение получилось литературно слабым. 

22 декабря 1936 года Николай Островский умер. В день его похорон вышла в свет первая часть недописанного романа - типографские рабочие, узнав о смерти писателя, тут же набрали и напечатали книгу.

Реальная судьба Островского переплелась в умах людей с биографией героя произведения «Как закалялась сталь» Павки Корчагина так, что разделить их сложно. Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что в Москве есть улица имени Павла Корчагина, единственная, названная именем героя романа. Она находится на севере столицы, в Алексеевском районе Северо-восточного административного округа.  

Error

Comments allowed for friends only

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened