Category:

Выставка достижений или идеологическая диверсия?

24 июля 1959 года первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев и вице-президент США Ричард Никсон в московском парке «Сокольники» открыли первую в истории СССР Американскую национальную выставку.  

Накануне, 23 июля, Ричард Никсон прилетел во Внуково, а на следующий день он вместе с Хрущевым перерезал «ленточку» и провел для лидера советского государства небольшую экскурсию по выставочным павильонам. Официальной целью этого резонансного мероприятия было «улучшение советско-американских отношений». Организацией выставки занимались Информационное агентство США, Департамент торговли США, Государственный комитет СССР по культурным связям с зарубежными странами и МИД СССР.

В рамках договора о культурном сотрудничестве двух стран, заключенного еще в 1957 году, 29 июня 1959 года в Нью-Йорке прошла церемония открытия выставки достижений промышленности СССР. Акцент в ее экспозиции был сделан на станки, спутники и ледоколы.  

Под «ответную» американскую выставку в парке «Сокольники» был отведен участок площадью в 41 тыс. кв. метров между 3-ей и 5-ой лучевыми просеками. Здесь изумленные советские граждане, отведав заморской пепси-колы, могли полюбоваться на чудеса американской бытовой техники, невиданное оборудование для предприятий городского и коммунального хозяйства, транспортные средства и многое другое. Кстати, по воспоминаниям очевидцев, американские машины настолько понравились первому секретарю ЦК КПСС, что он прямо на выставке решил развивать отечественный автопром, чтобы перегнать американский и поставлять машины в США.  

Среди прочих экспонатов советской публике был представлен дом со всевозможными бытовыми приборами, который, по словам Ричарда Никсона, мог позволить себе любой американец.  

«У дома отсутствовала внешняя стена, и была видна вся начинка. Именно устройство быта рядовой американской семьи и поражало посетителей выставки. Многие наши люди в ту пору ещё и с телевизорами толком не познакомились, а тут им показали шикарные холодильники, посудомоечную и стиральную машины, массу всякой прочей полезной бытовой техники, о существовании которой советские граждане не подозревали. Никита Сергеевич стал критиковать увиденное, говорить, что советскому человеку весь этот буржуазный быт чужд, дескать, глупо строить коттедж для каждой семьи, когда можно возвести многоквартирный дом и обеспечить жильём сразу сотни людей», 

- позже вспоминал переводчик Хрущева Виктор Суходрев.  

Вскоре Хрущев и Никсон от бытовых приборов перешли на обсуждение достоинств и недостатков двух «общественно-экономических формаций». Этот спор двух лидеров в павильоне №2 вошел в историю под названием «кухонных дебатов».  

«Америка существует 150 лет и вот – уровень жизни, которого она достигла. Мы существуем неполных 42 года и еще через семь лет мы будем на том же уровне, что и Америка. Когда мы вас догоним и будем перегонять, мы помашем вам ручкой! Если вы попросите, мы можем остановиться и сказать: «Пожалуйте за нами!». Проще говоря, если вы хотите капитализм – вы можете жить так. Это ваше дело, нас оно не касается. Мы можем все еще жалеть вас, но поскольку вы нас не понимаете – живите, исходя из ваших представлений», 

- заявил, оценивая увиденное, первый секретарь ЦК КПСС.  

В ходе развернувшейся дискуссии Хрущёв неоднократно подчёркивал, что промышленность Советского Союза ориентирована не на производство предметов роскоши, а на производство действительно значимых товаров, на изобилие бытовой техники он отреагировал саркастическим комментарием: 

«А у вас нет такой машины, которая бы клала в рот еду и проталкивала ее дальше? Вы показываете нам много интересных вещей, но они не необходимы для жизни. От них нет пользы. Это все лишь штучки».  

В ходе «кухонных дебатов» лидер советского государства пообещал в ближайшее время показать зарвавшимся капиталистам «Кузькину мать», чем чрезвычайно озадачил и переводчиков, и своего оппонента.  

«В этот момент сам Хрущёв пришёл мне на выручку: «Что вы, переводчики, мучаетесь? Я всего лишь хочу сказать, что мы покажем Америке то, чего она никогда не видела!», 

- делится подробностями инцидента переводчик Виктор Суходрев.  

Оценивая итоги выставки, Никита Сергеевич указал на ее пропагандистский характер и практическую бесполезность

«Выставка не имела успеха (ред. – по организациям было распространено 3 млн. билетов), потому что отношение к ней организаторов оказалось несерьезным: она носила сугубо пропагандистский характер, так как содержала главным образом фотографии или экспонаты художников и скульпторов. Выставка носила сугубо агитационный характер и не удовлетворяла запросов наших руководящих хозяйственных, технических и партийных кадров. Мы отнеслись к ней придирчиво. С моей точки зрения, там не было ничего, что нам можно было бы практически использовать».  

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded