ad_informandum

Categories:

Россия превратилась в «ячейку репродуктивного туризма»

Об этом заявил, выступая в Общественной палате РФ на общественных слушаниях «Изменения в законодательстве и проблемы репродуктивного туризма», заместитель председателя Госдумы РФ Петр Толстой. И помогли это выявить ограничительные меры, введенные из-за пандемии.  

Несчастье помогло  

«В связи с эпидемией ковида были обнаружены факты, которые говорят о том, что наша страна и большие города в нашей стране сейчас превращены в ячейки для репродуктивного туризма. Как это обнаружили? Очень просто: в связи с запретом на въезд иностранцам мамы, родившие по заказу детей, оказались брошенными в съемных квартирах. Сейчас расследуется ряд уголовных дел. Это проблема, которая касается, безусловно, и тех женщин, которые родили, и тех детей, которые рождены таким образом. (…) Мне кажется, что с точки зрения любой морали и любой нравственности в любом государстве, дети, рожденные на заказ, – это абсолютно аморально. Дети, рожденные на продажу, на экспорт, – это абсолютно аморально. Здесь не может быть двух точек зрения», 

- сообщил участникам общественных слушаний Петр Толстой.  

Как он отметил, развивая тему, «в международном контексте мы сегодня выглядим крайне странно»:  

«Россия имеет самое либеральное законодательство в отношении репродуктивных технологий. Оно было привезено извне и сохранилось до сих пор. Хочу сказать, что, например, в Китае в случае обнаружения зачатия для экспорта ребенка производится принудительное абортирование. Не хорошо об этом говорить, но такова практика Китая. В Великобритании суррогатное материнство запрещено. Так же оно запрещается во Франции и в Германии. Не очень понятно в этом контексте, почему в России должно быть по-другому; почему в России мы до сих пор ориентируемся на ценности 30-летней давности? Наша страна не должна быть рынком репродуктивного туризма».  

Петр Толстой считает, что, по крайней мере, нужно в ближайшее время установить правовое регулирование этих проблем:  

«Фактически сейчас в России создана разветвленная организация по торговле детьми. Если это нуждается в подкреплении какими-то фактами, они, безусловно, есть. Как это работает? Эта организация построена снизу доверху. На те деньги, которые получаются за продажу детей за границу, создаются некоммерческие организации, медицинские центры. Всё это между собой взаимодействует. Не исключаю также, что такая организация способна провести своих представителей и в общественные органы, и в органы государственной власти. Они тщательно и стойко отстаивают интересы вот этой технологической цепочки. Как эта цепочка работает? Когда этих детей вывозят за границу, у них в метриках отец и мать - уже граждане других государств, хотя рождены они здесь русской мамой. (…) На мой взгляд, эти коррупционные механизмы, которые позволяют регистрировать детей на иностранных родителей, фактически лишают ФСБ возможности контроля вывоза детей из России».  

Точные цифры вывезенных детей, по его словам, неизвестны. Есть лишь данные каких-то отдельных медицинских центров, а о том, как и в каких масштабах действует подпольная система вывоза детей, можно только предполагать.  

«Я считаю, что Российская Федерация, изменив свое законодательство в этой сфере, должна добиться изменения законодательств и в странах ЕВРАЗЭС – наших непосредственных союзников, стран, входивших в бывший СССР. Невозможно видеть, как эти страны становятся площадкой для репродуктивного туризма из Китая и других крупных азиатских стран, где суррогатное материнство запрещено», 

- заявил, завершая свое выступление, Петр Толстой.  

Попытка депутатского расследования

Депутатское расследование перед проведением общественных слушаний в ОП РФ провел депутат Госдумы РФ Николай Земцов. Результаты он изложил в докладе «Суррогатное материнство как фактор угрозы национальной безопасности России в контексте торговли детьми»:  

«Ко мне поступило множество обращений, и триггером этого процесса, действительно, явились обстоятельства пандемии, когда в этих накопителях, из которых ритмично должны были отправлять через курьеров детей за рубеж, собралось много детей. В Санкт-Петербурге был найден мертвый ребенок, и произошли некоторые аресты. (…) Я попытался разобраться с этим явлением и написал достаточно много запросов в разные ведомства. Мне удалось выяснить, что Следственный комитет РФ открыл два уголовных дела: есть фигуранты, кто-то арестован и дает показания, один сбежал за рубеж. Им инкриминируется торговля людьми и покушение на совершение этого преступления. Статьи две: 109 часть 1 – «причинение смерти по неосторожности» (потому что там дети гибли – в Санкт-Петербурге, в Москве в этих квартирах-накопителях) и вторая  статья – 127 часть 2 «торговля людьми». Позднее Следственный комитет РФ, видимо, осознав масштаб и разветвленность этого явления, переквалифицировал состав преступления по более тяжкой статье и передал в центральный аппарат Следственного комитета».  

Чтобы выяснить, есть ли уже какие-то судебные прецеденты по аналогичным делам, Николай Земцов обратился с запросом в Судебный департамент Верховного суда РФ. Таковых там обнаружить не удалось: никаких судебных дел, связанных с суррогатным материнством там не оказалось.  

«Из частных бесед с сотрудниками ЗАГСов Москвы, Санкт-Петербурга, Московской области, Ленинградской области я понял, что никакой статистики не ведется. Но зато сотрудники МВД (я беседовал либо с руководителями ведомств, либо – с их замами) сказали, что проблема эта очень серьезная (но никакой статистики по этим случаям и у них тоже не ведется), а за ее решением, скорее, надо обращаться в Минюст. Пообщавшись с Минюстом, мы выяснили, что договора об оказании репродуктивных услуг требуют серьезной экспертизы, потому что есть подозрение, что они противозаконны. ФСБ работает, аресты идут. Следственному комитету – низкий поклон, они работают, но им нужна помощь, и все отмечают одно и то же – отсутствие нормативной базы. Нет законов, которые бы позволяли им эффективно работать. Главное управление по вопросам миграции подтверждает, что огромное количество детей уезжает за рубеж, но с документами у них всё в порядке, они все дети граждан, которые приехали сюда одинокими, а уехали с детьми».  

После завершения расследования у Николая Земцова возникло ощущение, что «мы имеем дело с «паразитом», который присосался к нашей системе здравоохранения, пьет из нее «соки», воздействуя на нее, коррумпирует ее:  

«Ведется огромная деятельность, которая обходит законы. Она «протекает» между статьями, и все говорят: да, надо что-то делать. (…) Но я еще раз подчеркиваю, что речь идет не о репродуктивном здоровье, а том, что существует огромный криминальный нарост над здравоохранением».  

Но так как, по словам депутата, «паразит этот очень большой, напитавшийся деньгами, вряд ли его удастся ликвидировать «ударными темпами»…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded