Categories:

КСТАТИ, О ПТИЧКАХ

В 1899 году Блок, потрясенный картинами Васнецова, на которых мастер изобразил «райских птичек», пишет два стихотворения. Одно из них – всем известный со школьной статьи «Гамаюн».

(Гамаюн, птица вещая –картина Виктора Михайловича Васнецова, 1897 год)
(Гамаюн, птица вещая –картина Виктора Михайловича Васнецова, 1897 год)

На гладях бесконечных вод,

Закатом в пурпур облачённых

Она вещает и поёт,

Не в силах крыл поднять смятённых...

Вещает иго злых татар,

Вещает казней ряд кровавых,

И трус, и голод, и пожар,

Злодеев силу, гибель правых...

Предвечным ужасом объят,

Прекрасный лик горит любовью,

Но вещей правдою звучат

Уста, запекшиеся кровью!..

В 1900 г. А. Блок попытался опубликовать это стихотворение, как и второе, посвящённое Алконосту и Сирину, в журнале «Мир Божий». Пробежав стихи, редактор журнала, старый либерал В.П. Острогорский сказал: 

«Как вам не стыдно, молодой человек, заниматься этим, когда в университете бог знает, что творится!» 

– и выпроводил поэта «со свирепым добродушием». Опытный редактор не понял, не разглядел, что перед ним поэт, которому самому суждено было стать вещим Гамаюном, что его устами древняя птица предвещала время неслыханных катастроф и потрясений, «и трус, и голод, и пожар», и «казней ряд кровавых», и «злодеев силу, гибель правых» – всё то, что суждено было испытать России в наступающем XX в. 

СИРИН И АЛКОНОСТ

Райские птицы Сирин и Алконост вдохновили юного Александра Блока на раннее его стихотворение «Сирин и Алконост. Птицы радости и печали», датированное 23 – 25 февраля 1899 годом. Причем, Сирин и у Васнецова, и у Блока становится символом радости, нездешнего счастья. Вот как описывает эту райскую птицу молодой поэт:

Густых кудрей откинув волны,

Закинув голову назад,

Бросает Сирин счастья полный,

Блаженств нездешних полный взгляд.

Виктор Михайлович Васнецов. Сирин и Алконост,
Виктор Михайлович Васнецов. Сирин и Алконост,

Алконост же, напротив, предстаёт символом неизбывной печали, средоточием власти темных сил:

Другая – вся печалью мощной

Истощена, изнурена...

Тоской вседневной и всенощной

Вся грудь высокая полна...

Напев звучит глубоким стоном,

В груди рыданье залегло,

И над её ветвистым троном

Нависло чёрное крыло.

Алконост в «Шестодневах», «Физиологах» и «Бестиариях» до ХVI в. включительно – символ заботы Бога даже о творении своём.

На лубках XVII–XVIII вв. птицы Сирин и Алконост изображались обе жизнерадостными, приближёнными к Богу в его райской обители, и тоже вряд ли могли рассматриваться как символы радости и печали.

Дуализм и Васнецова, и Блока – это, конечно, уже явления Нового времени, приметы грозовых зарниц истории, озарявших горизонт грядущего, страшного XX в. Художник и поэт на рубеже веков сотворили свой новый миф, отражавший новое понимание сути мира человеком уходящего золотого века русской культуры.

Интересно отметить, что Гамаюн, такая же райская птица, как Алконост и Сирин, никогда не изображалась на лубке с ними вместе. Она, как вещунья, всегда одинока.

Кстати, обращение поэта именно к этой теме не выпадало из общего культурно-исторического контекста. Интерес к культуре Русского Севера (сохранившей в себе вместе c «дораскольными» книгами знания и традиции уже исчезавшей старой Руси, целый пласт древней, почти неизвестной современникам культуры) проявился в полной мере уже к началу ХХ в., и известность Николая Клюева, описывавшего этот мир, тому одно из свидетельств – наряду с картинами Васнецова, ранними стихами Блока и рисунками Билибина, в каменном зодчестве. Чуть позже, после отмены в 1905 г. гонений на старообрядчество, «русское искусство переживает удивительную эпоху национального ренессанса, старообрядцы возводят свои новые храмы в стиле старых русских церквей дониконовской эпохи» , в Москве на Рогожском кладбище воздвигают высокий храм-колокольню, с одним высоким куполом и двумя боковыми, более низкими. 

Колокольня на Рогожском кладбище в Москве.
Колокольня на Рогожском кладбище в Москве.

Храм-колокольня построен в 1912 – 1913 годах в память распечатания алтарей Рогожского кладбища. Представляя подобие старинных столпообразных храмов, колокольня украшена по фасаду рельефными изображениями сказочных райских птиц. Правда, по центру здесь расположен Пеликан – символ Христа.

Москва. Церковь Успения Пресвятой Богородицы в колокольне Рогожской общины.
Москва. Церковь Успения Пресвятой Богородицы в колокольне Рогожской общины.

ВЗГЛЯД ГОЛУБИЦЫ И ЗМЕИНАЯ МУДРОСТЬ

Еще одна «райская птичка», наделенная особой мудростью и проницательностью, безусловно, библейская голубица. Попробуем разобраться с природой этих ее удивительных свойств, а поскольку все познается в сравнении, то в качестве такового возьмем «мудрость змеи», тем более, что такую систему координат задает само Евангелие.

Все знают евангельскую фразу: «будьте мудры как змеи и просты как голуби».

Сразу осмелюсь предположить, что под «голубиной простотой» в данном случае подразумевается «простота по ту сторону сложности», а не та «простота, что хуже воровства». Она, скорее, ближе к «нищете духа» («Блаженны нищие духом, ибо таковых есть Царствие Небесное»), как ее определял Иоанн Златоуст: «нищета духовная есть смиренномудрие» и в перспективе — «целомудрие», которое опять же не следует понимать только в плане материально-телесного низа. Вот как определял понятие «греха» от. Павел Флоренский в работе «Иконостас»: 

«Грех – это точка утраты целостности; когда не я делаю, а со мной делается». 

Так вот, целомудрие является итогом преодоления греховной природы человека.

Тогда что есть «змеиная мудрость»? Помните из «Пророка» Пушкина:

И вырвал грешный мой язык

И празднословный, и лукавый.

И жало мудрыя змеи

В уста отверстые мои

Вложил десницею кровавой.

Обретя «змеиную мудрость» лирический герой стихотворения Пушкина становится Пророком и, «обходя моря и земли», «глаголом жжет сердца людей». Однако, «мудрость змей» лишь промежуточная станция на пути к человеку обожженному. Пророкам было дано видеть Истину лишь в виде «прообразов и предзнаменований». Язык змеиной мудрости двойственен (буквально, раздвоен на конце), что отражает природное (функциональная асимметрия правого и левого полушарий) свойство человеческого разума, который вынужденно оперирует бинарными оппозициями: плохое-хорошее; свой-чужой; мертвый-живой и т.д.

Выдержка из книги С.З. Агранович и С.В.Березина «Homo Amphibolos» (что в переводе с латыни значит «Человек Двусмысленный», то есть, определение через видовой признак): 

«Библейская Книга Бытия, пытаясь переосмыслить более архаические формы представлений о формировании человеческой сущности и человеческой картины мира, описывает мировое дерево, которое является древом жизни и смерти и одновременно деревом познания добра и зла. Другое растение, плодом которого являются бинарные оппозиции, то есть минимальные модели человеческого сознания, представить себе трудно. Съев запретный плод, Адам и Ева из существ однозначных становятся двусмысленными. Они разделяют добро и зло, они делят свое тело на духовный верх и материально-телесный низ, который тут же стыдливо прикрывают, они познают смерть как оппозицию жизни».

А вот что пишет про «функциональную ассиметрию» и «словеса лукавствия» доктор философских наук Георгий Емельяненко: 

«Ева заговорила со змеем на его языке и проглотила лжеслово. Следствием этого стало открытие функциональной асимметрии и специализации полушарий головного мозга. Суть состоит в разделении труда между ними. Левое - связано с разъединительной функцией аналитического и оперативно-тактического характера. Правое – с объединительной: синтезирующей и стратегической. Исследования показали, что такой механизм не являлся изначальным. Он непрерывно развивается в ногу с «прогрессом», за счет усовершенствования только левого полушария и его доминирования над правым.
Немного осталось цельных умов, о которых писал святитель Игнатий (Брянчанинов): «Большая часть умов человеческих имеют свойства анализа и по этому свойству способны хитрить, ловко устраивать свои дела, строить козни. Твой ум (ред.: Брянчанинов обращается к корреспонденту) без работы видит, обнимает предметы. Этот ум – для духовного видения».

Обнаруженная учеными перестройка мозга оказалась фактом фундаментальной его дегенерации. Она ознаменовала дальнейшее озверение человека и утрату им целостного мировосприятия».

Из дневников Бориса Шергина: 

«Сказано: «горе человеку, надвое мыслящему и в два пути ходящу». Ведь мир душе тот может стяжать, кто «ум не разделен имеет».

Чтобы понять, каким образом преодолевается двойственность и обретается целостное мировосприятие, простота по ту сторону сложности, сиречь множественности, попытаемся понять специфику (от латинского - sub specie , букв. «с точки зрения») «взгляда голубицы». Вот что писал по этому поводу Владимир Эрн в статье, посвященной творчеству мыслителя Григория Сковороды: 

«Видит все тем «оком голубицы», которое «взирает выше вод потопных» (то есть, минуя призраки феноменальности) на прекрасную ипостась Истины».

Таким образом, «взгляд голубицы» поверх бесконечных вод бинарных оппозиций феноменального мира (который, по сути, является проекцией «чистого разума» в кантовском понимании) позволяет прорваться к ноуменальной сущности.

Если вернуться к структуре человеческого мозга и провести аналогию, то сходную роль тернарного элемента выполняет в нем так называемое «мозолистое тело», которое связывает функционально ассиметричные полушария и обеспечивает их взаимодействие.

Кстати, в мифологиях всех народов мира змеи и птицы выступают в роли животных-медиаторов, связывающих миры: птица – мир земной с миром небесным, а змея - земной мир с подземным. Именно эта роль объясняет их сакрализацию.

Из книги Агранович С.З., Березина С.В. «Homo Amphibolos»: 

«Эта тернарная модель поражает своей универсальностью и пугающей назойливой повторяемостью в человеческой культуре. Вспоминается экстравагантное выражение К. Саган: «Человеческая культура является функцией мозолистого тела».

«АМИНЬ, АМИНЬ ГЛАГОЛЮ ВАМ…»

Осмелюсь предположить, что слух среднестатистического верующего, пришедшего в церковь, пропускает эти «Аминь», как некий «префикс», не несущий особой смысловой нагрузки. Однако давно замечено, что за тем, что считается очевидным и воспринимается как само собой разумеющееся, на чем и останавливаться не стоит, так как в общем-то все понятно, именно за такими «очевидностями» стоят вытесненные фундаментальные смыслы. Чтобы хорошо спрятать вещь, надо положить ее на самое видное место. Я говорю не о том, что кто-то что-то специально прячет, а о механизмах восприятия и «вытеснения». Правильнее было бы сказать даже не «вытеснения», а «архивации» сознанием малоупотребительных, но от этого не менее важных значений: оно их перемещает на периферию, как бы сдает в архив. Чтобы актуализировать их теперь уже требуются определенные усилия. Подобная история, на мой взгляд, произошла и с непонятным, но привычным словом «Аминь». Причем, история эта имеет, как мы увидим далее, непосредственное отношение к «птичьему языку».

Аминь (от евр. אמן, «истинно, верно, да будет») — слово, выражающее утверждение истинности и верности. В еврейском языке это слово имеет тот же корень, что и слова, обозначающие «твердый», «надежный», «постоянный», а также «верить», «доверять».

Слово «аминь» используется в нескольких случаях. Во-первых, оно произносится в завершении молитвы, проповеди, текста Священного Писания (Евангелий или Посланий), чтения Символа веры и является неотъемлемой частью богослужебной практики, то есть литургической формулой.

Во-вторых, оно встречается в Священном Писании как форма, призванная усилить верность истин Божественного Откровения. В таком значении это слово использовал апостол Павел: «Ибо Сын Божий, Иисус Христос, проповеданный у вас нами, мною и Силуаном и Тимофеем, не был «да» и «нет»; но в Нем было «да», ибо все обетования Божии в Нем «да» и в Нем «аминь»» (2 Кор. 1:20). В таком значении это слово использовал Сам Господь Иисус Христос. При этом слово «аминь» часто переводится словом «истинно»: «Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (Мф. 5:18).

Слово Аминь также выступает как одно из имен Божьих в книге пророка Исайи (Ис 65:16 - в Синод. пер. – «Бог истины»), подчеркивающее верность Бога. Как имя Божье оно выступает и в Откровении св. Иоанна Богослова: «И Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия» (Отк. 3:14).

«Аминь» и «аллилуйя» — единственные слова из языка богообщения иврита, оставшиеся не переведенными, попавшие в русский язык практически в неизменном виде. Наверное, это что-нибудь да значит: ведь могли перевести, но намерено не стали. Спрашивается, почему? Что хотели сохранить и донести?

אמן

В иврите слова читаются, как и в арабском, справа налево. א - это первая буква алфавита, и, как пишет рав Глазерсон в книге «Огненные буквы», «даже название ее «алеф» отражает основной смысл, представляет Божественную Мудрость». Числовое значение буквы «1», что указывает на Единство, Единичность и Целостность ноуменальной Мудрости.

מ – буква «мэм». Вот, что пишет о ней рав Глазерсон: 

«Само название буквы «мэм» указывает на речения, которыми был сотворен мир, поскольку в этом названии основа слова «маим» - что значит «вода». Как известно, вода – принципиальный сущностный элемент сотворения и существования мира ( «Дух носился над водами…). Числовое значение буквы - 40. Это число тоже связано с идеей продуктивности: 40 дней формируется жизнеспособный эмбрион в материнском чреве; 40 лет иудеи ходили по пустыне, прежде чем попали в Землю Обетованную; 40 дней Моисей пробыл на горе Синай, чтобы получить от Бога Скрижали Закона» и т.д. То есть, эта буква указывает на некие пограничные ситуации, когда что-то еще «безвидно», но уже не «пусто», а «имеет во чреве».

Третья буква называется «нун» и значит «верный, праведник». Она имеет две формы: в конце слова, как в слове «Аминь» (она называется софитной и символизирует грядущий мир), и обычную. Софитная форма прямая, а обычная более согнутая: обычная «согбенная» форма указывает на смиренномудрие праведника в «сей век», а софитная указывает, что в «жизни Будущего Века» праведник выпрямится и поверх вод мира феноменальностей «оком голубицы» узрит истину. Название буквы «нун» на арамейском языке означает «рыба» («рыба» - символ Христа), а в алфавите она сразу следует за «мэм» - «водой».

Таким образом, даже в самой графике этого слова запечатлен этот переход: праведник, поднимается над «водами тварного мира» и постигает Божественную Мудрость.

Если вернуться к нашим птицам, то Гамаюн Блока и Васнецова связаны с тем же комплексом идей, на который наложил своеобразный отпечаток культурно-исторический контекст.


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded