ad_informandum

Categories:

Долгая и счастливая жизнь Жоржа Дантеса

2 ноября 1895 года на 84-ом году жизни скончался политик и дипломат Жорж Шарль Дантес, сделавший блестящую карьеру, но вошедший в историю, прежде всего, как человек, смертельно ранивший на дуэли Александра Сергеевича Пушкина.  

Жорж Дантес
Жорж Дантес

После дуэли Дантес был немедленно уволен из гвардии, разжалован в рядовые и выслан из России по личному указу императора. После месяца заключения он был страшно напуган и бежал из России так поспешно, что за 4 дня умудрился проделать 800 верст пути. Вместе со своей молодой супругой Екатериной Николаевной Гончаровой – старшей сестрой Натальи Гончаровой (жены Александра Пушкина) он поселился в своем родовом имении в Эльзасе, расположенном в горах Вогезах. Жорж с Катрин жили в боковом флигеле, а родители Дантеса - в основной части огромного дома.  

Как сообщается на сайте страсбургского храма «Всех святых», разместившего целое исследование жизни Дантеса после возвращения из России во Францию, его политическая карьера на Родине складывалась очень успешно: в 1843 году он был избран членом Генерального совета департамента Верхнего Рейна, позднее был председателем Генерального совета и мэром Сульса. После свержения короля Франции Луи-Филиппа в апреле 1848 года он был избран депутатом по округу Верхний Рейн-Кольмар. Жорж Дантес мог похвалиться близкой дружбой с императором Наполеоном III, который несколько раз посещал барона и останавливался у него в доме.  

12 августа 1863 года Дантес получил звание офицера Почётного легиона, позднее был повышен в звании до командора. Кроме этого, на протяжении многих лет Жорж Шарль Дантес являлся осведомителем русского посольства в Париже. Среди сведений, которые передавал Дантес в Петербург, была информация о намерении Луи-Наполеона провозгласить империю, а также сведения о подготовке покушения на Александра II 1 марта 1881 года.  

Жорж Дантес
Жорж Дантес

Карьера Дантеса завершилась после упразднения Второй империи в 1870 году. Последние свои четверть века он провел как частное лицо, будучи вполне довольным тем, как сложилась его жизнь.  

«Дед был вполне доволен своей судьбой и впоследствии не раз говорил, что только вынужденному из-за дуэли отъезду из России он обязан своей блестящей политической карьерой, что, не будь этого несчастного поединка, его ждало незавидное будущее командира полка где-нибудь в русской провинции с большой семьёй и недостаточными средствами»,  

- позже вспоминал внук Дантеса Луи Метман (цитируется по кн. «Раевский Н. А. Избранное»).  

На склоне лет Дантес не раз говорил, что если бы не та дуэль с Пушкиным, то он вышел бы в России на пенсию в чине майора и получал бы жалкую пенсию, живя в провинциальной русской глуши.  

Как сообщает автор исследования биографии семьи Дантес-Геккерн Сергей Волосенко, собиравший материал во французских архивах, судьба Екатерины Гончаровой после её вынужденного отъезда из России складывалась менее удачно, чем у Жоржа:  

«Ознакомившись с источниками, которые имеются в широком доступе, можно сделать вывод, что достаточно благополучная семейная жизнь Екатерины Николаевны в Эльзасе была омрачена почти полным разрывом отношений с родными в России: из всех родственников переписку c ней поддерживали её брат (С.И. – Дмитрий Гончаров) со своей женой, и лишь дважды в своих письмах Екатерина упоминает, что получила письма от сестёр. Кроме того, за внешней семейной идиллией четы Дантес-Геккерн скрывались непростые отношения Екатерины Гончаровой с мужем и его родственниками, о чём мы узнаём из личной переписки баронессы».  

Она родила Жоржу четверых детей: трех дочерей (Берту, Матильду и Леонию) и долгожданного сына Луи-Жозефа, после родов которого в сентябре 1843 года на седьмом году замужества умерла.  

На русском языке в этой семье практически не говорили и трагический эпизод с дуэлью старались не вспоминать, но, как известно, из всякого правила есть исключения. Было такое «исключение» и в этой семье: им стала младшая дочь Леония, родившаяся в 1840 году.  

Через 4 года после смерти Жоржа Дантеса, его единственный сын Луи-Жозеф, беседуя с корреспондентом петербургского «Нового Времени», заметит:  

«У меня была сестра, она давно покойница, она была до мозга костей русской, она обожала Россию и больше всего любила Пушкина».  

Говорили, что Леония обожествляла Пушкина, и это, конечно, сказалось на её отношениях с отцом, Жоржем Дантесом. В одной из ссор она назвала его убийцей и перестала с ним разговаривать. Так продолжалось 2 года. Наконец, Дантес решил показать дочь психиатрам. В конце концов, Леонию поместили в психиатрическую клинику. Ей было 28 лет. Диагноз, который ей поставили, звучал так: «пушкиномания, загробная любовь к своему дяде». Всю оставшуюся жизнь Леония проведет в клинике для душевнобольных. Это почти 20 лет. По воспоминаниям, она только просила принести ей книги «любимого дядюшки».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded